Ожидание святости… от другого

19 ДЕКАБРЯ 2018 АХИЛЛА

Алина Виноградова

Мне неловко, неудобно, когда люди публично оправдываются. Не лгут, прикрывая свои неприглядные поступки, а оправдываются. Мне горько и унизительно читать оправдания, именно оправдания взрослого человека о том, как он тратит свои деньги.

Да, я знаю, что эти деньги выросли из наших пожертвований, да понимаю про роскошь и ложь иерархов и т.п. Но мы вроде договорились, что «делатель достоин пропитания», а тут делатель предпочитает не питаться, а копить на понравившийся ему бренд. Замечу в скобках, что чем дороже бренд, тем больше денег тратится на то, чтобы он нравился. Так вот тратить на то, что человеку нравится — что в этом плохого?! Кому нравятся панагии и кресты с камушками, кому-то — виски, кому-то — дорогие тапки. Что не так? Нет, если мы о том, что человек украл, обманул, лицемерил, нарушил обет — давайте факты и будем говорить об этом. Но исходя из презумпции невиновности, что плохого в том, что человек на заработанные деньги купил или сфотографировал то, что ему нравится? Он это делал в алтаре? Во время службы? Он украл эти деньги? В любом случае ответ о том, что было в его сердце, это вопрос отношений Бога и о. Вячеслава.

И тем более мне не понятно, как подобные действия порочат Церковь? Ну, отдельного человека, и то не факт. Но Церковь за свою историю существования сталкивалась и сталкивается со всей палитрой некрасивых и прочих «не»-поступков. Плох подобный поступок для священнослужителя? Не знаю! Кто поставил меня судьей? Несообразен, возможно. Я не знаю о. Вячеслава как человека, как священника. Пошла бы я к такому священнику в храм — не знаю, при наличие выбора, может, и нет, а может, и да. Посмотреть, из любопытства, каков это священник, что тапки модные фотографирует. И если бы увидела лицемерие, фальшь, психологическое и прочее насилие, то сделала бы выводы для себя.

Я не оправдываю поборы на роскошь со стороны епископата или отдельных священников. Я про другое. В нашем обществе большой запрос на святость. Причем запрос этот адресован другим людям: священникам, благотворителям, людям помогающих профессий, но не себе. «Они» должны быть святы — или мы этого не перенесем, и мир рухнет. Напоминает подростковый запрос к родителям: как это так родители посмели быть неидеальны, оказались простыми людьми, они не оправдывают наших ожиданий, нет, мы так не хотим! Мы хотим, чтобы все было просто и понятно, а главное — гарантировано, и не надо было рисковать, делая выбор и неся ответственность. Пошел в храм направо — +30 бонусов к спасению и +5 к аскезе, пошел налево — +10 к аскетике, +50 к спасению, —30 к комфорту и любви. Там спасешься за 5 лет, тут — за 3,5. За 10 лет простят грехи до седьмого колена. Все: рецепт счастья, в смысле — спасения, в зубы, молись и кайся, вопросы от лукавого, развернуться по команде и исполнять. А добровольные общественные надзиратели проверят на счетах чистоту твоих помыслов и верность ставок.

Вопрос про Христа и Евангелие считаю в такой ситуации риторическим. Нет в такой религии Христа и Его Евангелия.

Читайте также: