От имени «пропащего» поколения, которому очень нужен шанс

31 МАЯ 2019 ЮЛИЯ ТРЕТЬЯКОВА

Так уж получилось, что мы другие. Мы не смотрим телевизор и больше болеем за великие космические открытия, чем за звезд шоу-бизнеса. Любому «Голубому огоньку» и иже с ним мы предпочтем TED-овскую конференцию. Мы занимаемся йогой, бегаем по утрам (или обещаем себе начать с понедельника), легко чередуем города и страны, пишем дипломы и меняем профессии на абсолютно противоположные. А еще мы с горечью усмехаемся на слова старшего поколения о том, какие мы «не такие».

Мы постоянно сидим в телефонах, не выходим вовремя замуж, не рожаем детей/рожаем слишком рано и постоянно занимаемся ерундой. Только вот в телефонах у нас, чаще всего, книжки, учеба или работа, а среди всей этой ерунды мы пытаемся найти себя. Пишем статьи, сочиняем музыку, занимаемся наукой и стараемся не только оправдать возложенные на нас надежды, но и стать счастливыми при этом. Пропащее поколение читало Марселя Пруста, наизусть помнит сонеты Шекспира в оригинале и цитирует Канта. Да, старшее поколение тоже так может, но почему-то всегда (ладно, преувеличиваю, не всегда, но часто!) эти знания связаны с вашей профессией.

Мы ездим в приюты для животных и ревем над постами в Facebook про умирающих стариков в хосписах. Берем себя в руки и едем помогать, убирать, утешать ласковым словом и улыбаться. Всегда улыбаться. Ведь одна из главных ваших претензий — она про наше настроение. Печалиться нам нельзя, какие могут быть проблемы в этом возрасте! Обычно в пример здесь же приводится прабабушка, которая 13 детей в войну вырастила и, не знаю, беженцы с Донецка. В эти моменты лично я чувствую себя виноватой и за первое, и за второе. Потом вдруг находишь у Гете размышления о меланхолии как о «великой серьезности духовного устремления», улыбаешься и молчишь. Потому что спорить с вами и что-то доказывать — бесполезно. Вы вообще не признаете своих ошибок. Поколение людей, уверенных в своей правоте. Страшное поколение.

Сначала вы были за компартию и дедушку Ленина, сейчас вот в храмах подсвечники натираете. Хотя все-таки иногда оправдываетесь: «Время такое было». В таком случае, у нас есть чем вам ответить. Нас воспитывали вы! И ваши дети, которых вы растили тогда, когда красный флаг развевался над страной. Страной, которой больше не существует. И мы вместе с вами учимся жить в новом мире. Читаем то, что считаем лучшим, не оглядываясь на время, слушаем музыку, с которой улыбаться и жить легче, учим историю своей страны, дабы не повторять ошибок прошлого, и очень стараемся понять вас. Только вы молчите и смотрите исподлобья, не давая нам возможности узнать, через что вы прошли и как оказались там, где есть сейчас.

И в двери храмов, которые вы от нас закрыли, мы стучимся все чаще. Стараясь молчать, когда речь заходит о юбках, платках, татуировках и свечках через правое, пардон, левое плечо. Нам сложно верить во что-то незнакомое, поэтому на наших книжных полках к заученному Евангелию прилагаются труды Антония Сурожского, Игнатия Брянчанинова и аввы Дорофея. И мы их читаем! Потому что там есть ответы на вопросы, которые вы нам не дали. А перед этим мы изучили другие конфессии и сделали свой осознанный выбор в сторону православия.

Наши разговоры до полуночи — они про мир, который может оказаться матрицей, про Большой взрыв и его место в христианском учении, про то, что настоящий ад — это отсутствие любви. И нас это действительно волнует. И нам страшно и непонятно. И мы всегда находимся в сомнениях — не в вере, в себе и в правильности своих действий.

Мы ломаем себя и учимся отказываться от того, к чему привыкло общество, которое вырастили вы. С красным от стыда лицом подходим к исповедальному аналою и громким шепотом рассказываем то, за что нам по-настоящему стыдно. Искренне плачем и даем обещания исправиться. Ищем храмы, священников и приходы подобрее или поравнодушнее — иногда не знаешь, что лучше — и там, и там нас встречаете вы.

Мы открыты для мира, открыты для вас. Пустите нас в вашу жизнь. Полюбите нас такими «не такими», какие мы есть. Дайте нам возможность ничего вам не доказывать, а просто жить. Жить и менять этот мир так, как может только наше поколение. Потому что время пришло.

Фото: Екатеринбург, протесты в сквере у Театра драмы, май 2019, «Ахилла»