Председатель Учкома РПЦ о семинариях и тьюторах, которые научат будущих пастырей не слушать лукавых критиков Церкви

2 ДЕКАБРЯ 2018 АХИЛЛА

Председатель Учебного комитета РПЦ протоиерей Максим Козлов дал интервью порталу «Пастырь», в котором рассказал о современной ситуации с духовным образованием.

По словам отца Максима, в последние 5-6 лет все семинарии приняли к реализации единый учебный план: «Это должно привести к тому, что выпускник любой семинарии получит базовые знания, соответствующие некоему общему стандарту; знания, которые (употреблю такое выражение) соответствуют вызовам эпохи».

Все семинарии имеют сейчас государственное лицензирование, и с помощью Учебного комитета идет работа по получению семинариями госаккредитации.

Образовательный уровень в семинариях будет повышаться: «Уровень магистратур должен быть соответствующим — как минимум не ниже, чем в государственных учебных заведениях». Такие же высокие требования теперь предлагаются и к кандидатам богословия — «ничуть не ниже, а по некоторым параметрам и выше, чем требования к кандидатам гуманитарных наук».

Председатель Учебного комитета ставит и себе высокую планку ожиданий: «Главная цель, которую я для себя внутренне ставлю — это добиться того, чтобы лучшие наши академии и семинарии заняли места в числе первых двух-трех десятков лучших российских вузов».

По мнению отца Максима, каждый преподаватель в семинарии имеет право на «соответствующее вознаграждение за труд», а священники не должны привлекаться к преподаванию «в качестве бесплатной рабочей силы».

Подход к духовному образованию должен меняться: «Мы уже не дыры должны затыкать, лишь бы кого-то послать на лавинообразно открываемые приходы, а готовить квалифицированные и духовно зрелые кадры духовенства для работы с нашими современниками — с тем обществом, которое уже несколько по-другому относится к Церкви, чем в начале 90-х годов».

А лучше всего духовно зрелые кадры готовятся при очном обучении в семинарии, считает Козлов: «Да, семинария должна воспитывать. У нас есть такие понятия, как послушание, совместные молитвы, участие в богослужении. Кроме того, само проживание большинства семинаристов стационарно на протяжении четырех-пяти лет — это тоже воспитание. Я очень положительно отношусь к тому, что большинство наших семинаристов-очников получают образование в закрытом учебном заведении, где приобретают опыт некоторого стеснения себя ради других людей, ради дисциплины и обязанностей, которых у большинства приходящих сейчас молодых людей нет. И только здесь они могут себя проверить, способны ли вообще ограничить себя, приучить к дисциплине, без чего хорошим священником никогда не стать — без этой готовности жить не ради себя, а ради Церкви и ради людей, которые в Церкви Божией тебе встретятся, которым ты обязан будешь быть слугой».

В воспитании будущих слуг общества ныне могут помочь индивидуальные наставники — тьюторы: «Не могу сказать, что сейчас найдены однозначные решения этого вопроса, но одним из путей видится развитие уже существующей институции индивидуальных наставников — по-другому „тьюторов“. Тьюторы не являются членами администрации и помощниками инспектора, то есть теми людьми, которые могу наказать или сообщить о проступке по инстанции, они — посредничающее звено между администрацией и студентом, как бы старшие товарищи. Это человек, который помогает в учебе, в научной деятельности, даже просто в личном общении; человек, который сам несколько лет назад прошел путь, по которому ты сейчас идешь, и который может тебя от чего-то предостеречь, где-то правильно направить, помочь сэкономить силы и не набить шишек там, где, возможно, можно и голову разбить… И сейчас мы нащупываем этот путь, который, мне кажется, будет одним из путей развития воспитательной системы».

Эти тьюторы должны теперь будут вместо дежпомов (или вместе с ними) помочь воспитать правильный тип будущего священнослужителя: «Семинария должна готовить, в первую очередь, достойного священнослужителя: человека, который вышел бы из стен духовной школы с желанием служить Церкви, а не себя в ней устраивать; который не подался бы при первых же сложностях с архиереем на сторону далече к лукавым критикам».

Отец Максим уверен, что Церкви есть, что ответить лукавым критикам, которые наезжают на Церковь: «Мне кажется, наши семинаристы в курсе всей той информации, которая дается нынешними околоцерковными критиками. Иной раз даже слишком в курсе. Другое дело, что мы, конечно, не должны закрывать глаза и делать вид, что определенного рода информационно-отрицательная среда отсутствует, и не замечать, что она концентрируется вокруг определенного рода сайтов или блогов. Но не думаю, что сегодняшний выпускник ожидает, что после выпуска из семинарии его ждут благоустроенная квартира, зарплата выше средней и служение в кафедральном соборе. Это разве что чей-то субъективный взгляд.

Но скажу одно: не нужно бояться и делать вид, что нет критиков Церкви, потому что у нас есть ответы на эту критику.

А если кто-то свои личные проблемы психологически компенсируют за счет наездов (другого слова тут не употребишь) на священноначалие или на церковную действительность, то это геростратова слава.

Реальные болевые точки мы должны уметь проговаривать и не бояться вопросов со стороны наших семинаристов. Как мне кажется, сейчас и нет ситуации закрытости — да и как она возможна в нынешнем обществе с его информационной средой и со смартфоном в руке каждого студента? Студенты же не живут пять лет в какой-то изоляции, не зная того, что в мире происходит».

Насчет получения будущим пастырем второго, светского образования отец Максим высказывается осторожно: вроде могут быть «разные пути», но в целом он бы не рекомендовал: «Светский вуз, в котором больше развлекательного общения, чем обучения (а таких вузов сейчас сколько угодно) — не лучшая подготовка для будущего пастыря; можно даже и канонические препятствия заработать, которые помешают им стать.

…При этом, мне кажется, после получения семинарского образования не стоит постфактум начинать получение высшего светского образования. В ряде случаев, например, преподавателям духовных школ, возможно, имеет смысл поступать в светскую магистратуру или аспирантуру. Но такая очередность — сначала духовная школа, а потом светская — не видится мне полезной».

***

Итак, согласно словам председателя Учебного комитета РПЦ, вскоре на приходы Святой Руси прибудут новые полки высокообразованных, не нуждающихся в светском образовании молодых священников, воспитанных в стенах семинарий тьюторами, которые личным примером и наставничеством помогут дать ответ всяким «лукавым критикам» и научат будущих пастырей быть «слугами» Церкви, не мечтающими ни о высокой зарплате, ни о кафедральных соборах, зато верно служащими архиерею и сочиняющими кандидатские диссертации высочайшего духовного уровня.

Читайте также: