Прикладная этика: «проблема вагонетки» и «Правмир»

12.01.2018

Егор Владимиров

Главный редактор портала «Православие и мир» Анна Данилова решила защитить своего директора от необоснованных (по ее мнению) нападок, которые вызвало выступление руководителя одного из главных русскоязычных религиозных медиа-холдингов по вопросам семьи и материнства. Желание защитить своего руководителя и духовного наставника понятно – но что не так с аргументацией в этой апологии?

Защита странным образом строится не на том, что СМИ переврали прямую речь медиаменеджера (лишь вскользь упоминается о том, что комментарий дан «на бегу и не был согласован»; обвинений в некорректном цитировании мы не видим); защита строится на том, что этот прекрасный человек, несмотря на свой «консерватизм», делает много добрых дел, и поэтому не стоит обращать внимание на подобные публикации, а стоит смотреть на его дела.

На полях хотелось бы отметить странность того, что руководитель такого влиятельного медиа-холдинга за 14 лет существования проекта не только не приобрел навык давать комментарии сторонним СМИ так, чтобы не возникало никаких вопросов об их согласованности, но и не донес до своего главного редактора, что любое публичное действие руководителя средства массовой информации является самостоятельным медийным событием – и оценивается сторонними наблюдателями именно так, и никак иначе. Странно представить себе, что неудачный комментарий Константина Эрнста или Олега Добродеева будет оцениваться в рамках концепции «да они вообще говорить не умеют, их работа не в этом состоит». Так не будет – потому что функционал директора СМИ отличается от функционала директора ассенизационного завода, и медиаменеджер обязан уметь работать не только со своими подчиненными, но и с окружающим его медиапространством. И неудачно общающийся со сторонними СМИ менеджер телеканала или интернет-издания долго на своем месте не задержится – из-за профнепригодности.

***

Но это – частности, а что глобально не так в таком способе защиты? Почему мы спокойно воспринимаем фразу о директоре цементной фабрики: «Да, NN может сболтнуть что угодно – но зато как он заботится о рабочих!», а такая же фраза о директоре конфессионально ориентированного медиахолдинга вызывает некий внутренний протест? Мне кажется, что здесь мы имеем дело с одним из вариантов «проблемы вагонетки», этической задачи, сформулированной в 1967 году британским философом Филиппой Фут.

Наиболее распространенная формулировка этой этической проблемы звучит следующим образом: «Тяжёлая неуправляемая вагонетка несётся по рельсам. На пути её следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия?»

Данная задача может быть решена двумя способами: стрелка либо переключается (и тогда гибнет всего один человек), либо не переключается (и тогда гибнут пятеро). Первый вариант выбирают сторонники секулярной этической концепции утилитаризма, которые считают, что в любой ситуации наиболее этичным вариантом будет тот, который принесет меньше зла. А вот с точки зрения деонтологии, говорящей о том, что есть некие естественные незыблемые моральные принципы, или религиозной этической концепции, состоящей в том, что ничто не происходит в мире без соизволения на то высшей силы, которая дала некие ненарушимые законы, следует выбрать второй вариант. Почему? Потому что во втором варианте актор не совершает зла сам и не нарушает свои моральные принципы; не убивает. А в первом варианте он сознательно выбирает убийство.

Кроме того, те, кто придерживается концепции о существовании Бога, могут добавить, что чуда никто не отменял (в их картине мира чудеса существуют, в отличие от картины мира сторонников секулярных концепций).

А теперь посмотрим на аргументацию главного редактора «Правмира» с точки зрения «проблемы вагонетки». Фактически она признает, что выступление ее шефа может принести некое зло в этот мир (если кто-то последует опубликованным за его подписью советам), но что бы он ни говорил, это зло в любом случае будет меньше того добра, которое он совершает. То есть в ситуации с неуправляемой вагонеткой нам предлагается первый вариант решения проблемы. Он всем хорош, его выбирает от 80 до 90 процентов опрашиваемых на психологическом тестировании вот уже полвека, но есть один нюанс: в концепции утилитаризма нет места для Бога, она секулярна.

И вот здесь мы приходим к первому противоречию, которое вызывает когнитивный диссонанс: медиаперсона, позиционирующая себя как проповедник этики, основанной на религии, на деле пользуется аргументацией секулярной этической концепции.

Но гораздо интереснее второй аспект, возникающий при анализе апологии директора «Правмира» в свете «проблемы вагонетки». Как показывают исследования, предпочтения респондентов резко меняются, если тем единственным человеком на запасном пути оказывается тот, к кому переключатель стрелки хорошо относится. В этом случае, как показывают исследования, только треть последуют утилитарному выбору, а большинство пойдет на пассивное убийство пятерых, чтобы спасти того, кто дороже и ближе.

Фокус в том, что у большинства читателей зажигательного выступления маститого медиаменеджера есть в родне школьницы или студентки, а если таких нет в родне, то они есть у друзей. Подростковой беременности своим близким в РФ сейчас, как мне кажется, никто не пожелает, и одна мысль о том, что гипотетически такой материал может подтолкнуть знакомого тебе тинейджера к раннему браку до получения среднего образования, заставляет воспринимать апологию проповедника раннего брака как неестественную: человек предпочитает защищать своих близких от того, что может им навредить, при этом ему совершенно все равно, какое количество добра делает тот, кто потенциально опасен для его личного пространства.

***

Что же получается: апология своего директора, озвученная главредом «Правмира», не только антирелигиозна по своей сути, так как опирается на секулярную этическую концепцию; она еще и неестественна для человека, которого заставляют смириться с потенциальным вредом для своих родных и близких в обмен на некое добро, которое лично этого человека не касается.

Печально, конечно, что за 14 лет своего существования руководители такого крупного религиозного медиахолдинга так и не научились грамотному общению со своими коллегами и до сих пор не могут функционировать в медиапространстве без нанесения и себе, и своим СМИ репутационного ущерба. Но едва ли не печальнее то, что правильность своих действий они доказывают, пользуясь секулярной, а не религиозной этической концепцией.

Если вам нравится наша работа — поддержите «Ахиллу» любой суммой: