Silentium!

31.07.2018

31 ИЮЛЯ 2018 АЛЕКСЕЙ ПЛУЖНИКОВ

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои…

(Ф. Тютчев. Silentium!)

Тут мне попался на глаза текст, в котором автор упрекает Олега Курзакова за то, что он посмел опубликовать текст о своем уходе из священства. Да и вообще всех «бывших» упрекает в том, что они своим публичным «хлопаньем дверью» «искушают» оставшихся, «неустоявшихся в вере», а также других батюшек, которым тоже тяжко, нудно в системе, но которые не могут или не готовы выйти. Мол, нехорошо вы поступаете с нами — грех вам.

Эта идея — не искушайте нас своим громким уходом — довольна устойчива, часто слышна из разных уст. Мол, ну решил уйти — уйди уж молча, пропади с радаров и кувыркайся там в своей жизни как хочешь. Если сдохнешь под забором, сопьешься — то и хорошо, вот тебе и наказание будет. Не сдохнешь — ну все равно, небось, весь внутри исстрадался, иссох, только изображаешь, что ты счастлив и доволен жизнью без поповства или вообще без РПЦ. Что, реально счастлив и доволен? — Ну ты, гааад… Не искушай нас, а?! Исчезни, страдай, сдохни!

Это с одной стороны голоса. А с другой — полное молчание, штиль. Первые полгода существования «Ахиллы» на нас не раз кидались с яростными обличениями то епископы на «Правмире», то прикормленные системой публицисты — в чем только не обвиняли наших авторов: и в богоборчестве, и в атеизме, и в революционности, и в маргинальности…

Но потом там, наверху, видно, поняли, что лучшая тактика борьбы с критикой, с неудобными вопросами и неудобными людьми — игнор. Полный, тотальный. Если проблему нельзя решить — от нее можно отвернуться. Глядишь, сама рассосется.

В начале февраля этого года, то есть практически полгода назад мы составили анкету неанонимного архиерея. В ней было несколько прямых вопросов, на которые мы вежливо попросили наших архипастырей, учеников апостолов и проч. ответить нам письменно. Эта анкета была разослана на почти все возможные электронные адреса всех структурных подразделений РПЦ, включая зарубежные автономные церкви (для тех вопросы и письмо были составлены на английском языке).

Результат? Сами понимаете — полная тишина в ответ. В РПЦ более 300, чуть ли не 400 уже епископов — ноль ответов, никакой реакции.

Далее. Существует портал «Пастырь», на котором насущные вопросы пастырской практики обсуждают епископы и священники. Мы попросили священника задать на этом сайте вопрос: как участники проекта «Пастырь» относятся к порталу «Ахилла». Вопрос был задан 6 июля. С тех пор на «Пастыре» обсудили такие наиважнейшие вопросы, как «когда нужно одевать фелонь на вседневном богослужении», «почему старец Паисий не стал священником», «как реагировать священнику, если о нем распространяют лживую информацию», вопросы священнического аскетизма, материального обеспечения священнослужителей (разумеется, под замком) и проч. и проч. Вопрос собрата-иерея про «Ахиллу» был проигнорирован.

Ради эксперимента был задан вопрос касательно отношения к «Ахилле» в православной социальной сети «Елицы», в рубрике, где разные батюшки (во главе которых иеромонах Макарий (Маркиш)) отвечают на бесчисленные вопросы читателей: про секс и онанизм, про почитание нынешних властей и чтение Псалтири, про то как поститься, молиться и слушать радио… Ну, в общем, про все, о чем постоянно спрашивают те, кому не хочется своей головой думать. Прошло пару недель — в ответ тишина.

Нет, конечно, можно сказать, что тематика, обсуждаемая на «Ахилле», столь ничтожна, что не стоит внимания. Можно сказать, что авторы нашего проекта — сплошь маргиналы, отщепенцы и nobody (как сказал Владимир Легойда про всех «церковных диссидентов», категорически отказываясь называть вслух имена). Можно также сказать, что и те тысячи наших читателей (среднее количество просмотров на нашем сайте в месяц — в районе 200 тысяч) — на самом деле не существуют, не имеют отношения к христианству, Церкви и вообще человеческой расе.

Можно, да так и делают. Но выводы из того, что одни требуют от наших авторов «молчать и не искушать», а другие — сами молчат, потому что отвечать — для системы невыгодно, напрашиваются сами собой. Надо говорить. Вслух, громко, четко проговаривать те проблемы, которые есть, и которые системой изо всех сил замалчиваются. Только победив в своей голове страх перед свободой слова и укрепив в себе человеческое достоинство, став внутренне свободным, можно рассчитывать на какие-то изменения. Пусть для начала внутри самого себя, внутри своей семьи, общины. Общество ведь состоит из нас, отдельных личностей. Может, однажды критическая масса думающих и сопротивляющихся насилию системы людей достигнет нужной величины?