Системное расчеловечивание. Часть 2

ФЕОФАНА ЧУКАВИНА

Из цикла «Записки церковной бабки».

***

В церкви все про всех знают все. Не очень понятно, почему так получается, но храмовое пространство абсолютно прозрачно. Такое ощущение, что даже мысли твои кто угодно может считывать.

А еще всю обстановку в храме определяют священники. Какой стиль взаимоотношений задают батюшки, так оно и будет. И не то чтобы все прихожане совсем уж в рот священникам смотрят, и такие есть, но далеко не все. Но все как-то шестым чувством точно ощущают, куда ветер дует. Видимо, сама атмосфера срабатывает.

Бывает так – «кое где у нас порой», что к служащим в храме, к этим самым «церковным бабкам», клир относится не как к полноценным людям, а как к челяди. Проявляется это во множестве мелочей, которые священники и не всегда замечают. А прихожане, заточенные на мониторинг любых действий батюшек, улавливают всегда. И принимают для себя как руководство к действию: раз священники к ним пренебрежительно относятся, то и нам позволено.

Привожу пример, один из многих.

У нас в храме есть молодежный клуб. Собираются молодые прихожане и делают уйму интересных и полезных дел. Все у них там отлично, скинуть бы -дцать лет, сама бы с радостью поучаствовала.

А в епархии есть служба психологической помощи, и им для работы нужны волонтеры. У меня там есть знакомые, и они попросились в нашу молодежку – пригласить ребят в помощники. Ну еще бы, я им так клуб нахваливала!

Взяла благословение у духовника клуба, договорилась с ведущим очередную встречу – а ведут их прихожане по очереди. К началу заседания пришла психологиня сделать объявление и чуточку рассказать об их работе.

Заседание происходит в трапезной. Молодежь устраивается за длинным столом, подготовленным для чаепития, и приступает к нему. Нас, естественно, не приглашают. Мы стоим сбоку у стойки, ждем, когда на нас обратят внимание.

Ведущий начинает неспешно. У нас, мол, сегодня есть новые участники, давайте попросим их рассказать о себе. Человека три или четыре из за стола что-то про себя говорят. Минут 15 говорят.

Мы стоим, ждем. Периодически ведущий бросает на нас торжествующие взгляды. Доволен. Наконец, нам дали слово, за 5 минут отстрелялись и откланялись.

Психологиня человек не сильно воцерковленный, она к таким заморочкам не приучена. Нормально воспитанный человек, кстати, тоже не молодой. Она была в шоке. А мне редко в жизни бывало так стыдно.

Даже если оставить в стороне личностные особенности ведущего – отважился бы он так явно демонстрировать уничижительное отношение к нам, если бы не ощущал незримую поддержку церковной системы? Ох, вряд ли. А два десятка боголюбивых юношей и девушек что не поинтересовались, чего эти бабки здесь болтаются, почему мешают им духовность повышать? Да привыкли уже к наплевательскому обращению, насмотрелись.

Понять священников можно. Вал расчеловечивания катится с церковных верхов, и сами батюшки часто испытывают то же пренебрежительное отношение со стороны начальствующих. Точно так же, как в светских структурах, где почти что любой руководитель транслирует вниз тот стиль общения, который получает сверху. Ничего, как-то всем удается притерпеться. Ну, или уйти, если уже совсем невмоготу.

Уходить из Церкви не хочется решительно. Есть, все-таки, ощущение, что Церковь – Тело Христово, а не обычный социальный институт. И у многих труждающихся в храмах градус этого ощущения сильно повыше, чем у просто прихожан, уж поверьте на слово.

Притерпеться… Тем более, что в Церкви под уничижительное отношение к «женам-мироносицам» подведена «теоретическая база». Это, мол, для вашей же пользы делается, это пастырская забота такая, чтобы лучше смирялись. Только вот не удалось себя за много лет уговорить, что это возможно – правильно, по-христиански, смирить человека, если его при этом не уважаешь.

Священникам не позавидуешь, их ноша малоподъемна. Им-то, по-хорошему, как добрым пастырям, нужно остановить эту волну расчеловечивания, замкнуть ее на себе. А они, порой, сами еще очеловечиться не успели. Не получили должного образования, не поработали в светских структурах, не приобрели навыка «горизонтальных взаимодействий», не познакомились лично с тем миром, что «во зле лежит». Вот и считают, что нормальные человеческие взаимоотношения, теплые и уважительные, мешают «духовному возрастанию».