«Все или ничего!» — секс и пост в ответах духовников

1 ДЕКАБРЯ 2018 АЛЕКСЕЙ ПЛУЖНИКОВ

Начался Рождественский пост. И как во время всякого длительного поста православные начинают беспокоиться — о чем? Правильно — о сексе. Секс и пост — обычно самые горячие, холиварные темы в православном сегменте интернета.

Вот и известный уже нам сайт «Пастырь» не обошел своим вниманием тему супружеского поста.

Аноним задает вопрос:

«Многим семейным парам, особенно в молодости, трудно воздерживаться от супружеских отношений в пост. Является ли неудачная попытка воздержаться грехом? Или это строго личное дело каждой семьи, которое не требует произнесения этого „греха“ на исповеди?»

(Хорошая формулировка: «неудачная попытка воздержаться»… Многозначительная. Так на исповеди можно говорить: не «украл», а «неудачная попытка воздержаться от воровства» и т.п.)

Первым отвечает епископ Константин (Островский) из Коломны, и отвечает на удивление здраво. Он, как монах, считает, что не дело монашествующих вообще вмешиваться в эту тему, все вопросы супружеских отношений надо решать внутри семьи, а духовнику, даже белому священнику, лучше в это не влезать.

На этом можно было бы и закончить, потому что все нужное сказано, но ведь у нас полно и других духовников со своим духовным мнением…

В дело вступает протоиерей Владимир Воробьев, ректор ПСТГУ, и дает жару… католикам:

«…воздержание в плотской жизни для супругов — это тоже своего рода пост. Он, конечно, является общим установлением Церкви и в этом смысле обязателен для всех ее членов. Поэтому просто взять и смягчить, а то и отменить все это… Если идти в русле западных, католических уступок (там у них уже все посты отменили, кроме поста в течение нескольких часов в Страстную Пятницу) — можно все и отменить. Но какой результат мы видим у них? — Храмы пусты, и никто уже не помышляет о том, чтобы католичество вернулось в жизнь их народов, в жизнь их стран.

Если мы пойдем по этому пути — тоже потеряем все: и людей, и нашу веру».

Напомним, это он говорит про католиков, у которых и с браком, и с сексом все намного жестче, чем у православных…

В патетическом раже протоиерей Владимир восклицает: «Все или ничего!» Короче, вяжите бантики на крантики:

«Когда человек холоден или горяч, то, оказывается, ему легче обрести истину, потому что у него сердце ищущее, неравнодушное. А когда у тебя теплохладность, когда тебе все равно — то вера уходит, и с Богом так жить невозможно. Невозможно к Богу относиться теплохладно. Тут действует правило: „Все или ничего“.

…Иногда говорят, что некоторым трудно поститься — но поститься всегда немножко трудно. Да, бывает, что люди болеют (желудок, язва или еще что-то), и им поститься нельзя. Но в супружеских-то отношениях поститься всем можно. Если что-нибудь случается — командировки или еще что-то, или, допустим, война — люди постятся, и ничего не происходит с ними».

А потом вы удивляетесь, откуда у православных столько разводов, измен и исповедей в «рукоблудии» — а вот потому что «все или ничего». Потому что супружеский секс в неположенное время батюшка приравнивает, по сути, к измене Богу, к шагам на пути потери веры.

Епископ Пантелеимон (Шатов) тоже обеими руками голосует за супружеский пост как средство против… извращений:

«Я думаю, что правило соблюдения супружеского поста особенно важно в наше время, когда так много распущенности и так много людей не считают грехом нарушение супружеской верности и всякие извращения, когда не считают грехом иметь подобные отношения и при этом уклоняться от рождения детей».

При этом он готов признать варианты: молодым — некоторое послабление, то есть дело понятное, но пусть идут каяться.

Если жена «смиряется» перед мужем, чтобы «не обидеть», то и даже можно не каяться ей (она тут, небось, вообще в мученицах — лежать и терпеть греховные телодвижения мужа, чтобы «не обидеть»…).

«Но если сам человек, его собственная страстность, его испорченная природа являются причиной невоздержания — в этом случае ему надо обязательно покаяться на исповеди».

Запомнили технологию? Если лежишь колодой и терпишь, стиснув зубы, то ты и молодец, почти подвижник неподвижный, а если самому любви и ласки захотелось с любимой супругой, то ты испорченная, страстная дрянь — бегом на исповедь, на ходу штаны застегивая.

Иллюстрация: картина Валентина Губарева