Финское распутье: нужна ли Хельсинки НАТО

На днях министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкявичус заявил о готовности Риги поддержать вступление Финляндии в НАТО. Насколько остро этот вопрос стоит у самих финнов?

Безоблачные дни на политическом небе Финляндии выдаются нечасто. Скандинавское государство уже который год стоит перед лицом непростого выбора – чью сторону принять в обострившейся конфронтации России и «Западного мира».

Интенсивные общественные дискуссии на предмет возможности вступления страны в структуры военно-политического блока НАТО не прекращаются уже четвёртый год. После Крымского кризиса Хельсинки всерьёз встревожен «непредсказуемостью» и «агрессивным характером» внешней политики своего восточного соседа. Отражением волнений широких народных масс становятся жаркие дискуссии о выборе финского внешнеполитического пути на уровне парламента и правительства.

Нервозность финского общества, как нетрудно догадаться, — непаханое и вполне себе плодородное поле для интриг и манипуляций различных групп интересов. Вслед за Швецией Финляндия оказалась страной, которая уже в течение долгих месяцев испытывает политический прессинг со стороны стран-партнёров по Североатлантическому договору.

Статус Финляндии, которая, в отличие от нейтрального шведского королевства, в 1994 году присоединилась к программе НАТО «Партнёрство во имя мира», предполагает более серьёзное сотрудничество с державами военного блока. Альянс это прекрасно понимает и активно использует. Тут тебе и многочисленные призывы к кооперации на высшем уровне, и приглашения принимать участия в военных учениях западных стран в Европе, и бесчисленные заходы военных судов НАТО в финские порты.  Складывается впечатление, что Финляндия уже давно воспринимается государствами альянса как кусочек единого евроатлантического паззла.

Финнов, к слову, трудно заподозрить в склонности к массовой истерии или широкой восприимчивости к идеологической обработке. Будучи убеждёнными сторонниками прагматизма при выборе вектора политики внешних сношений, рациональные скандинавы осознают, что, имея глубокие политические и экономические связи с Россией, они не могут себе позволить необдуманных движений и «демонстрирующих характер» жестов.

Не в пользу укрепления военного сотрудничества Финляндии и НАТО играет позиция по этому вопросу России. Вступление Финляндии в НАТО для российского государства – скорее критическая точка. Преодоление этого рубежа спровоцирует не просто ответную реакцию Москвы, а серьезный кризис вплоть до разрыва отношений.

На пресс-конференции в начале июля 2016 года, отвечая на вопрос финского журналиста о том, почему Россия своими «агрессивными» действиями подталкивает Финляндию к членству в НАТО, Владимир Путин заявил, что в случае присоединения Хельсинки к альянсу Москва проведет перегруппировку своих войск. Этот ответ положил конец очередному циклу дебатов о членстве Суоми в НАТО.

Таким образом, необходимость выбора, по какому пути пойти – продолжать придерживаться политики прагматичного нейтралитета или же согласиться на военно-политическое сближение с Североатлантическим альянсом – актуальный, но сложный вопрос на финской повестке дня. Продолжит ли правительство Суоми придерживаться в отношениях сотрудничества с НАТО принципа «курим, но не затягиваемся» или же, не без влияния интриг и провокаций стран альянса, окончательно развернётся на Запад – покажет время. Хотелось бы верить, что в этом вопросе рациональное мышление скандинанов  возьмет вверх.