Гибель человека и гибель дерева

25 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

* * *

Повесился он на ремне

В свои на роду девятнадцать:

На тоненькой юной сосне,

Едва в рост успевшей подняться.

**

На первом засохшем сучке

От первой погибшей ветки,

Оставив на грязном клочке

«Простите!..» - каракули-метки.

**

И тяжестью мертвенных жал

Склонились сосновые иглы,

Но он даже ноги поджал,

Что в жутком изгибе затихли.

**

Как страшен безжизненный рот

И рук волочащихся плети…

Никто, веселясь без забот,

Уход его в лес не заметил.

**

Он сам странно весел был всласть

На дружеской нашей пирушке, -

Когда же решился упасть,

Повиснув от ног до макушки?

**

Бессмыслен отчаянный жим

На грудь с синевою мертвящей…

Что станет в посмертии с ним? –

Ничто!.. Вот ответ леденящий…

18-25 сентября 1994 г.
18-25 сентября 1994 г.

Дуб

У самого дальнего леса

Стоял вширь разросшийся дуб,

Огромных размеров и веса,

Приняв тяжесть кроны на круп.

И желуди в пору обильно

Под ним устилали постель

Но поросли не было видно –

Съедал их к корню дикий зверь.

**

Дуб – старый, ему так хотелось

Наследника ввысь прорастить,

Чтоб старость любовью согрелась,

Чтоб так одиноко не сгнить.

Но стонам не внемлет природа,

Хрустя желудей скорлупой:

Как ветер летят год за годом,

Под дубом свистя пустотой.

**

И вдруг долгожданно под камнем

Затерянный желудь пророс.

Весенним днем, светлым и ранним,

Он к солнцу листочки понес.

Пронзила дуб жгучая радость,

Листвой он сомкнулся над ним,

Храня его свежесть и младость –

Отцом он так сильно любим.

**

«Кровинка моя, мой листочек!

Ты только расти и расти!

Тебя я от солнца и строчек

Дождя постараюсь спасти!..»

Но высох побег, чуть рожденный,

В отчаянье кряжистых жил:

Засох горем дуб изможденный –

Он тенью его заглушил…

10 октября 1994 г.
10 октября 1994 г.