Он никогда не говорил мне о том, что у него есть семья!

7 June
1,5k full reads
2,5 min.
1,7k story viewsUnique page visitors
1,5k read the story to the endThat's 88% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Банальная вещь - у меня был роман с женатым мужчиной, хотя я этого не знала, потому что он скрывал от меня этот „незначительный” факт. К тому же я забеременела от него.

Я обрадовалась, потому что хотела ребенка, как ничего другого на свете, а Рома показался мне хорошим кандидатом в отцы. Он был таким "папочкой". Но вскоре выяснилось, почему у меня такое впечатление. Потому что мой любимый на самом деле был папой, целых троих детей. А у меня он искал только передышку от семьи и вовсе не собирался заводить со мной очередного ребенка. Напротив, он решительно высказался за аборт.

Я тут же встала на ноги. Я не собираюсь убивать желанного ребенка, чья единственная "вина" в том, что я выбрала его в папу негодяя. И тогда Рома решил напасть на меня... Он побежал жаловаться жене, что его обижает злая любовница. Это была кошмарная встреча для меня, полная претензий и обвинений. Тем не менее, это укрепило меня в убеждении, что у меня будет ребенок и я не позволю себя запугать.

- Ни я, ни моя девочка ни в чем не виноваты. Ваш муж представился мне холостяком. А требование прерывания беременность я считаю наглостью. Вы ведь не убивали своих детей, а рожали их, – заявила я, многозначительно глядя на четки в форме кольца, которые жена Ромы носила на пальце.

Я решила бороться ради дочери. Я решила, что не отступлюсь и выбью для своего ребенка то, что ему причитается. Раньше я уже смирилась с тем, что у дочери не будет вписано в свидетельство о рождении имени отца, но теперь передумала. В конце концов, она не заслужила того, чтобы быть такой стигматизированной на всю жизнь.

После рождения Юли, я добилась в суде признания отцовства и алиментов. Деньги приходили на мой счет регулярно. „По крайней мере, достаточно”! - я думала. "И одинокое материнство не так страшно. Многие женщины на самом деле воспитывают детей в одиночку, даже если они остаются в постоянных отношениях, потому что мужья не интересуются ими. Я, по крайней мере, ни перед кем не должна оправдываться!”.

Поэтому мне казалось, что на этом мои неприятности закончены. Но, к сожалению, нет. Еще одна проблема возникла, когда Юля пошла в детский сад. Я думала, что в XXI веке никого не удивит, что у матери другая фамилия, нежели у ребенка. Ибо все чаще случается, что женщины остаются при девичьей. Но нет. В детском саду Юли я встретила такие замечания, что меня это начало утомлять.

"Я могла бы настоять на том, чтобы во время дела об отцовстве ребенок носил мою фамилию. Тогда никто с первого взгляда не догадался бы, что я дева с ребенком...” – рассердилась я.

Я даже позвонила Роману, не согласится ли он сменить фамилию дочери на мою, но он, к моему изумлению, воспротивился.

– Если я уже плачу алименты, то пусть у меня хотя бы есть то, что носит мою фамилию, – ехидно заявил он.

Я думала, что дело уже проиграно, а между тем... я нашла в газете записку о том, что мать хотела сменить фамилию на ту, которую носит ее внебрачный ребенок. И адвокат ответил ей, что это возможно. Даже без согласия биологического отца. Я не верила своим глазам. Я схватилась за телефон и позвонила в редакцию, а там мне дали прямой номер адвоката, который дал этот совет, и он по телефону подтвердил мне все.

- Вы должны обратиться в ЗАГС с просьбой сменить фамилию. В качестве обоснования вы можете указать, что ваша дочь носит именно такую фамилию, и, кроме того, с рождения ребенка вы используете это имя в общении с людьми.

- И этого будет достаточно?

– Должно. Пожалуйста, подчеркните, что люди, которые вас знают, не знают, что у вас другая фамилия, чем у вашей дочери. Она также не знает, что ее маму зовут по-другому. Ради благополучия ребенка вы хотите изменить свою девичью фамилию или добавить к ней фамилию дочери.

– И что дальше?

- Это зависит от решения начальника управления, но ... нужно быть благоразумной. Кроме того, у вас всегда будет административный суд, в который вы можете обжаловать это решение.

У меня не было желания играть ни в какие суды, но... ради ребенка я бы отправилась в ад. К счастью, директор управления оказался понимающим человеком.

- Нет необходимости, чтобы ребенок страдал, потому что его отец оказался таким, – признала директор.