Горбатая гора: куда идёт Россия

27 June 2018

Сразу скажу: эта статья со скучными графиками, о быте и жизни российских нефтяников тут будет совсем немного. Это - некий "взгляд сверху" на отрасль, через долгие десятилетия и через события, которые вроде бы кажутся и незначительными, но потом играют существенную роль в общем понимании процесса.

Посмотрим на интересный график, который любой желающий может сам получить и проанализировать из исходных данных сайта Министерства энергетики США. Это - график добычи сырой нефти и газового конденсата в России. Обычно его любят сравнивать с графиком производства "жидких топлив" в США, хотя это и немного неверно. В отличии от российской диаграммы, где есть только сырая нефть и газоконденсат, в американский график кроме этих двух категорий тут же попадают биоэтанол из кукурузы, фракция лёгких углеводородов (так называемый "пропан-бутан" или в западной транскрипции NGL) и немного виртуальная категория "дополнительного объёма на НПЗ" (refinery gains), которая получается за счёт переработки тяжёлых, битумозных нефтей в более лёгкий и, как следствие, занимающий больший объём бензин.

В силу этого иногда в прессе в очередной раз пишут, что "США обогнали Россию по производству нефти", хотя это в реальности не так даже с учётом последнего роста производства в Америке.

На сегодняшний день у России по-прежнему первое место в мире по производству сырой нефти и газоконденсата, а вот вторыми действительно стали США, недавно обогнав за счёт сланцевой нефти Саудовскую Аравию.

Впрочем, определённая логика в подсчёте "всего жидкого" для случая США всё-таки есть - в отличии от России, где до сих пор попутный нефтяной газ сжигается в факелах прямо на отдалённых месторождениях, в Соединённых Штатах его бережно собирают, очищают и перерабатывают, после чего фракция пропан-бутана в той или иной форме попадает на американские АЗС - либо напрямую, либо через переработку на НПЗ.

Но нас интересует скорее "чистый" график самой России, нежели его сравнение с американским и саудовским. Хотя выводы из российского графика потом можно проэкстраполировать и на арабский и американский случай. Вот эта диаграмма:

Это - данные по самой России. Если проэкстраполировать данные назад, по времени, на времена СССР, то получится как раз та самая "горбатая гора", о которой я сказал в заголовке - первый пик своей добычи СССР миновал где-то в районе середины 1980-х годов, используя "большую нефть" Западной Сибири:

Началом конца для СССР тогда стало радикальное падение мировых цен на нефть, которое было использовано как предлог (ну, или в альтернативном варианте объяснения - послужило причиной) для демотажа советского строя тогдашней элитой Советского Союза. Опять-таки, доля правды в этом есть - позднесоветский подход к нефтянке был сугубо хищническим, падение добычи из-за некомпетентного освоения и эксплуатации месторождений стартовало ещё задолго до катастрофы 1991 года и весьма ожидаемо продолжилось (хотя уже и с замедлением) в начале 1990-х, в первые годы существования независимой России.

Что интересно - никакие "эффективные собственники" из российских нефтяных капиталистов на обломках советской нефтянки так и не возникли, о чём мы в своё время подробнейшим образом проговорили с главным редактором корпоративного журнала "Газпром", Сергеем Правосудовым. Все "благословенные 90-е" прошли под всё тем же флагом хищнической эксплуатации советских месторождений, с минимальными вложениями не то что в какую-либо перспективную разведку, но и даже в нормальную, долгосрочную эксплуатацию существующих месторождений.

Никакой "ЮКОС" или "ТНК" в одиночку справится с подъёмом добычи так и не смог - в первом случае спасителем ситуации выступила англо-саксонская British Petroleum, а во втором случае за реанимацию взялось само российское государство, в виде столь критикуемой сегодня "Роснефти". Можно сказать, что в той ситуации это было единственно правильное решение - кто бы ни был выгодополучателями того периода, свою работу они сделали. Отрасль вышла из "коматоза" и начала своё практически десятилетнее восхождение к нынешним объёмам добычи.

Интересно, что два последующих потрясения - мировой кризис 2008 года и "сланцевый кризис" цен 2016 года - оказали на российскую нефтянку гораздо более скромное воздействие. Никакой "разорванной в клочья" отрасли мы не увидели - как оказалось, построенная структура оказалась хоть и не идеальной, но достаточно живучей и сбалансированной.

Однако нам в текущий момент гораздо интереснее иное - несмотря на великолепную сегодняшнюю конъюнктуру нефтяного рынка (лучше он себя чувствовал только, пожалуй, в первой половине 2008 года, когда нефть "свечкой" улетела к 140 долларам за баррель), в российской "горбатой горе" нет даже намёка на какой-то заметный рост.

Пока что можно сказать, что слова министра Новака, которые я цитировал в прошлом материале - самая адекватная оценка будущих успехов российской нефтянки даже на таком, казалось бы, сверхблагоприятном для неё рынке.

3,2 миллиона тонн абсолютного роста добычи за 2018 год. При цене, заметим, стабильно больше 70 долларов за баррель. При том, что ОПЕК готов отдать России квоту, соответствующую добыче 10 млн. тонн нефти в год. И при том, что эти дополнительные объёмы российской нефти практически гарантировано находят сбыт на мировом рынке - просто потому, что на нём наметился локальный дефицит нефти.

Самое неприятное объяснение такого плато на графике российской нефтяной добычи - это то, что у России уже наконец наступил свой собственный, личный "пик нефти". Ничего необычного здесь нет - не мы первые и не мы последние. Хотя и в последних рядах, надо сказать - пока что сомнения в том, что добыча у них уменьшается в близкой перспективе, демонстрируют лишь Саудовская Аравия и США. Первая - за счёт поддержания легенды о "неисчислимых запасах нефти в аравийских песках", а вторые - за счёт такой же легенды о "вечности сланцевой революции".

Кстати, у России тоже есть такая легенда. "О бездонной нефтяной бочке Сибири и Арктики". Но мы прекрасно понимаем, что не бывает бескрайних песков, нет перманентной революции и Сибирь хоть и велика, но не бесконечна.

Так что - внимательно следим за текущим плато и ждём - появится ли вскорости на нашем горизонте второй склон горбатой горы...