Кто поднимает цены на бензин?

Как я уже писал в предыдущем материале, на прошлой неделе Саудовская Аравия предложила России стать полноправным членом ОПЕК (Организации стран-экспортёров нефти).

Следящие за данной повесткой читатели знают, что начиная с октября 2016 года Россия уже активно сотрудничает с ОПЕК в рамках сделки по квотированию объёма добычи нефти, которая известна в СМИ под названием "ОПЕК+". Два года назад решение России о сотрудничестве с ОПЕК принималось под давлением неблагоприятных обстоятельств — низкая мировая цена на нефть вынудила Россию пойти на самоограничение добычи, хотя и без официального присоединения к картелю. Нынешняя же ситуация диаметрально противоположна событиям двухлетней давности — теперь России предлагают практически свободно нарастить добычу, однако в качестве платы за такую вольность предлагают окончательно присоединиться к ОПЕК и в дальнейшем согласовывать свои объёмы добычи с этим нефтяным картелем. Официально пока что Россия не ответила на предложения Саудовской Аравии, однако пожелания об очередном изменении квот будет исполнять. Тем более, что теперь вроде бы речь не идёт о каких-либо ограничениях - наоборот, России предлагают целых 200 тысяч баррелей дополнительной добычи ежедневно из общего увеличения добычи картелем в 1 млн. баррелей нефти в день.

Плохо это — или хорошо? Как и в любом сложной вопросе, в этом выражении со множеством неизвестных, есть как минимум два решения уравнения «Россия-ОПЕК».

С одной стороны, предлагаемое России дополнительное квотирование позволяет формально нарастить экспортные доходы за счёт увеличения объёма продаваемой за рубеж нефти, однако такой сценарий возможен при условии сохранения мировой цены на «чёрное золото». Если же цены упадут значительно — то баланс может неожиданно оказаться и отрицательным. Рынок уже отреагировал на озвученное предложение ОПЕК — мировые цены одномоментно упали на 2%. Конечно, потом они могут и вырасти, и упасть ещё больше, но на решение ОПЕК и на присоединение к нему России мгновенный ответ рынка был именно такой.

Теперь для расчёта потерь нам достаточно понять, каковы же будут дополнительные объёмы российской добычи, за счёт которой и можно компенсировать денежные потери. Министр энергетики России, Александр Новак, уже озвучил эту цифру — согласно его расчётам, в 2018 году Россия сможет добыть 550 млн тонн нефти, против 546,8 млн тонн годом ранее, когда страна жила в рамках ограничений «сделки ОПЕК+» (ОПЕК+Россия).

Простая математика говорит нам, что цифры 550 и 546,8 отличаются лишь на 0,6% — то есть фактически Россия от новой сделки с ОПЕК только теряет, так как такой мизерный рост объёмов, перемноженный на падение цены на 2% явно даёт минус для экспортных доходов страны от продажи нефти. Незначительный рост добычи в России объективно понятен: новые месторождения в Арктике, на Сахалине и в Восточной Сибири осваиваются долго и с высокими затратами, явно не поспевая за выбыванием старых мощностей в европейской части страны и в Западной Сибири. Скромная цифра роста в 3,2 млн. тонн в год — результат именно такой однобокой политики вложения исключительно в быструю отдачу с разведанных ещё при СССР месторождений, когда запасы нефти берутся «взаймы» у новых поколений, чтобы обеспечить благополучие нынешних выгодополучателей.

Их список в целом тоже понятен, достаточно раскрыть смысл ещё одной цифры министра Новака. По итогам новой сделки в рамках формата "ОПЕК+" им также было озвучено, что «рост добычи в стране составит около 200 тысяч баррелей в сутки». В переводе на привычные нам метрические тонны — это около 27 тысяч тонн в день. Или, как вы можете сами посчитать — ровно 10 млн. тонн в год. Нестыковочка! Какая же цифра верна? 3,2 млн. тонн роста добычи — или же 10 млн. тонн роста той же самой добычи в год? А ответ прост до безобразия. И, кстати, именно в такой же манере Россия "обманывала" предыдущее соглашение формата "ОПЕК+", весьма свободно трактуя понятия "рост добычи" и "рост экспорта".

Добыча в России, скорее всего, вырастет в 2018 году именно на 3,2 млн. тонн. Ожидать роста в 10 млн тонн не приходится при самых фантастических допущениях: Россия уже практически десятилетие балансирует на собственном пике нефти и от сваливания в штопор катастрофического падения добычи её удерживает только постоянное введение в эксплуатацию новых месторождений и даже нефтеносных провинций (например, Эвенкии). А вот продажи российской нефти на внешнем рынке, которые как раз и обсуждаются с ОПЕК, вырастут на все 10 миллионов! Ну а поскольку «задачку о двух трубах и одном бассейне» для случая нефти надо решать по тем же школьным правилам, то недостающие 6,8 млн. тонн нефти надо откуда-то взять.

Думаю, проницательные читатели уже догадались, что источник нежданно свалившихся почти что 7 млн. тонн нефти — это банальное зажимание внутреннего потребления нефтепродуктов и продукции нефтехимии в самой России. Вы, наверное, удивлённо спрашивали себя, почему растёт цена на бензин и дизтопливо? Так вот вам и ответ — в заявлениях министра Новака. Кстати, что удивительно, тут же его поддержал новый глава Счётной палаты, патентованный либерал Алексей Кудрин: «Я думаю, что больших изменений в политике цен не произойдет, потому что решение ОПЕК+ было взвешенным». И ведь правду сказал, стервец! Только он не про мировые цены не нефть, пожалуй, говорил. А про цены бензина в самой России. Никаких изменений, всё стабильно растёт. Что в стране не продадим, так за рубеж вывезем. Там уж точно за нашу нефть в твёрдой валюте заплатят.

Ну а теперь давайте поищем позитив. Россия договорилась с ОПЕК. Более того, сделка с ОПЕК произошла по прямой просьбе США, которые ещё 5 июня просили эту организацию увеличить добычу нефти на 1 млн баррелей в день, чтобы не допустить резкого роста розничных цен на бензин в самих США. Россия, напомню, в рамках это просьбы берёт на себя 200 тысяч баррелей, а ещё 800 тысяч добавит весь ОПЕК. Причём, говорят, что и это будет проблемой, называя более реальной цифру в 700 тысяч. Проблемы ведь у всех одни и те же — старые месторождения, рост затрат, инерция отрасли. Но розничные цены на бензин — это ведь святое. Нельзя, чтобы они росли, это вам любой либерал скажет. Конечно, можно сказать, что министр Новак говорил о росте добычи "во втором полугодии" (что может принципиально снизить мощность второй "виртуальной трубы" до 5 млн. тонн за 2018 год) да и называл цифру в 170 тысяч баррелей в день, подчёркивая, что в России за экспорт нефти отвечает не государство, а частные компании, но факт остаётся фактом. США попросили - ОПЕК и Россия вошли в положение, возможно, и за счёт ущемления своих собственных интересов. Пусть и формально исполнять эту просьбу будут "Лукойл" или "Роснефть", а не государство российское.

Поэтому решение ОПЕК+, безусловно, было взвешенным. Если смотреть на него через призму розничных цен на бензин. В Соединённых Штатах Америки, конечно.