Почему обезьяны нападают на людей

09.04.2018

На вас когда-нибудь нападали обезьяны? На меня да. Поверьте, ощущение из малоприятных. Они будут поумнее собак, а зубы у них такие же острые — видел следы на руке у другого человека. К тому же, от бешенства еще можно успеть вылечиться, а от ВИЧ уже нет. И кто знает, какую хитрую тактику они выберут, и чего от них ожидать? За один день я дважды подвергся угрозам и нападениям макак-резусов — часто встречающихся в туристических местах Катманду обезьян. И один раз стал свидетелем, как агрессивная самка прокусила маленькой девочке руку. Этот и другие моменты мне удалось запечатлеть на камеру. Смотрите сами!

Буддийская ступа Сваямбунатх в Катманду носит так же название «Обезьяний храм» из-за большого количества макак-резусов (да, именно на них открыли резус-фактор совместимости человечской крови), облюбовавших это место. На высоком холме, откуда открывается прекрасный вид на город, легко дышится, вокруг много больших деревьев, где можно найти укрытие и тень.

Днём люди приносят съедобные подношения богам, которые живо разбираются обезьянами.

Есть возможность и украсть несколько кусочков свежих фруктов у местных продавцов, ловко увернувшись от несильного удара палкой.

В буддизме обезьяна считается священным животным. Хоть она и является олицетворением жадности, ненасытности, привязанности к материальному миру, благам, удовлетворению чувственных желаний, убивать её нельзя ни при каких обстоятельствах. Но пошугать вполне допускается, чем смотрители и занимаются, если макаки совсем наглеют и переходят границу обитания человека. К примеру, они могут распотрошить только что собранную корзину с мусором.

Резусы живут большой стаей, где чётко поделены роли и обязанности.

Нередко можно стать свидетелем обезьяних разборок и драк из-за самки или брошенного кем пакетика с остатками еды. Они совершенно не боятся человека, считая его неполноценным и ущербным членом стаи, которому можно запросто откусить палец при необходимости.

Сваямбунатх находится на 80-метровом холме, куда ведут 365 высоких ступеней — по числу дней в году.

С высоты холма открывается незабываемый и удивительный вид на долину и город.

Храм почитается не только буддистами, но и индуистами — у них есть пара небольших святилищ около большой ступы. Однако, не стоит считать, что отношения между этими очень похожими и древними философиями безоблачны. Существует одно  предсказание о судьбе ступы Сваямбунатх и всего Непала: «Когда придут есть ступу два клыка, начнётся упадок непальского буддизма». Под клыками подразумеваются два индуистский храма, построенных по обеим сторонам ступы королем Пратапа Малла в XVII веке и действительно напоминающих своими силуэтами клыки. Около 200 лет назад один из них стал разрушаться, что вызвало радость у местных буддистов, но правительство решило всё же восстановить индуистский храм.

Сюда постоянно приходит большое количество паломников и туристов.

Тут приятно проводить время и получать уличные спа-процедуры.

А где туристы-раззявы — там и наглые воришки-обезьяны. Чуть зазевался, грызя вкусную коврижку — и её грызёт уже макака.

«Обезьяний храм» является домом уже сотням поколений резусов. Им здесь очень удобно. Еды и воды в достатке.

Есть даже соль, которую обезьяны вылизывают с кирпичной кладки.

В Катманду вершину иерархии уличных животных занимают макаки. Они нападают на собак и отнимают у них еду. Оттого все собаки в райне храма грустны, безвольны и тощи.

Я никогда не видел там своры агрессивных бродячих собак, а вот орущую стаю обезьян — много раз.

Я захотел поближе подойти с фотоаппаратом к одной из макак, греющейся в лучах жаркого ноябрьского солнца на руках большой статуи Будды. Когда до неё оставалось около метра, обезьяна резко повернула голову и уставилась на меня жёстким, сверлящим взглядом. Я продолжил медленно приближаться. Внезапно макака упёрлась передними лапами в статую и сделала резкий выпад в мою сторону. Это было похоже на движение гопника головой перёд, когда он хочет запугать слабого очкарика на улице со словами: «Чо ты на?».   Я не был до конца уверен в намерениях обезьяны и не стал больше провоцировать её на драку.

Второй конфликт с обезьянами у меня случился около туалетов. Ожидая своих попутчиков, я увидел на заборе одинокую макаку, мирно дремавшую с какой-то ягодкой-антистрессом в пальцах.  Как и в первом случае, я стал медленно приближаться к ней. Обезьяна приоткрыла один и глаз и спокойно наблюдала за моими движениями. У резусов есть своё понятие зоны безопасности, при пересечении которой они переходят в режим защиты и превентивного нападения.

Она резко вскочила и не отводя взгляда, начала медленно по забору заходить ко мне с фланга. На её лице была хитрая ухмылка — обезьяна точно что-то замыслила. То, что произошло в следующие 5 секунд, я смог понять только после рассказа одной из моих попутчиц, которая к этому времени уже стояла рядом и наблюдала за происходящим. Макака, оценив свои шансы на победу в битве со мной (96 против 10 кг), выбрала более лёгкую, но невинную жертву — хрупкую девушку. Она сделала обманный маневр и вместо меня с громким визгом атаковала её.  Девушку как ветром сдуло в противоположную сторону 10-метровой площадки, а я, раскусив коварный план обезьяны, с криками бросился отгонять от неё макаку. Обезьяна с воплями скрылась в ветвях дерева.

И только тогда я услышал заливистый женский хохот позади себя — то непальские женщины смеялись над белолицым борцом с обезьянами.

Уже в самом низу холма я стал свиделем еще одной сцены с нападением обезьяны на человека, но у с уже более печальным итогом. В парке у ступы Сваямбунатх есть круглый фонтан, куда туристы бросают мелкие монетки, в надежде получить простое человеческое счастье и финансовое благополучие.

Возле этого фонтана постоянно вьётся большая стая резусов. Среди них очень много мам с малышами.

Макаки-#онижемать гораздо агрессивнее других обезьян и ревностно защищают своих малышей от нападок других сородичей.

Как я уже говорил, макаки считают людей своими сородичами, правда, немного туповатыми и слабыми. Я стоял рядом и фотографировал маленькую обезьянку на спине у её мамы, когда в объективе внезапно увидел детскую руку, тянущуюся погладить детёныша. Секунда, и  макака-мать резко схватила её зубами. Я даже не успел ничего поделать — так молниеносно всё произошло.

Девочка закричала от боли, а обезьяна даже не попыталась убежать, считая своё наказание вполне справедливым. Всем своим взглядом в лицо мамы девочки она говорила: «Еще раз твой отпрыск сунет руки к моему — пальцы отгрызу, коза!». Я достал флакон спиртового геля и протянул маме девочки, показав, что нужно срочно обработать рану. Женщина по-французски сказала мне «спасибо» и они ушли.

Непальцы не просто так терпят выходки наглых макак. Здесь почитают Ханумана — бога-обезьяну, а диких обезьян считают потомками и даже его родственниками. Считается, что обезьяны помогли царю Раме победить десятиглавого Равана, вероломно похитившего Ситу. Жители Непала считают, что обезьяны понимают человеческую речь и умеют разговаривать. Поэтому с оборзевшими от вседозволенности и безнаказанности макаками нужно быть очень осторожными. Если они могут нападать даже по одиночке, то я не представляю, что будет, если затеять драку с толпой обезьян.