ЖЖ: Alex-Mironov
4477 subscribers

Cобака Баскервилей. С любовью

393 full reads
462 story viewsUnique page visitors
393 read the story to the endThat's 85% of the total page views
2 minutes — average reading time
Cобака Баскервилей. С любовью

Сколько себя помню, никогда не боялся собак. Известно, впрочем, что бояться следует не собак, а их хозяев. А собак любить и уважать. Но эту собаку я полюбить не успел. Хотя бы потому, что когда я её увидел, она уже мчалась на меня с неумолимостью паровоза. Если бы вы спросили меня, как она выглядела, я ответил бы без тени сомнения - как помесь ротвейлера с звероящером. Только пушистая. Типичный ужас, летящий на крыльях ночи. Когда звероящер вошёл со мною в контакт, его хозяйка, толстая тётка с цветастом чехле от танка, крикнула мне: "Он не кусается!"

"Конечно, - угрюмо подумал я, - зачем ему кусаться, он меня сразу сожрёт целиком".

Хотя равновесие я временно утратил, мне всё-таки удалось осторожно скосить глаза на чудовище. Крошечные глазки, пасть аллигатора. На ощупь очень мягкий, как ми-ми-ми щенок. Звероящер тоже скосил на меня маленькие красные (красные!) глазки и замер в задумчивости, как удобнее откусить мне голову. Ни малейшей готовности к компромиссу. Ни тени сострадания. Нежный оклик " Пусик, фу!" застал нас со звероящером врасплох.

Ящер Пуська всё понял раньше меня. Он не позволил себе никаких выражений разочарования или обиды, только слегка накуксился и помчался нагонять хозяйку. Я не смог похвастать такой же скоростью реакции. Довольно долго собирал рассыпанные вещи и злобно думал, почему я не сказал хозяйке монстра, что таких собак надо водить на поводке. Нет, на железной цепи! В наморднике. Лучше даже в железной клетке на колесиках.

На мгновение я обернулся и замер.

"***, иже херувимы", - пронеслось у меня в мозгу.

Звероящер опять мчался прямо на меня. В этот раз он выглядел не в пример хуже прежнего - его глазки алчно горели, шерсть развевалась, пасть была открыта. Он легко мог бы сыграть собаку Баскервилей без грима и уморить всех представителей славного рода аристократов одномоментно.

Я пошире открыл рот, чтобы заорать на Пусика, но он промчался в сантиметре от меня и кинулся на долговязого парня. Пусик обнимал его всеми четырьмя лапами, а парень издал полузадушенный, но радостный вопль "Пусик! Хороший пёс!"

Взаимность чувств тут была очевидна.

Недавно я начал учить английский и для чтения выбрал рассказы Джерома Клапки Джерома. Наверняка вы помните рассказ, где герой чуть не был утоплен упитанным незнакомцем, принявшим его за своего приятеля. Оставалось радоваться, что он не принял его за лучшего друга или родственника! Я думал примерно то же самое, только не в джентльменских выражениях.

Удивительно, как люди порой привязаны к собакам, невзирая на самый скверный характер и внешний вид своих друзей. Любимая мною Фаина Раневская говорила о своей собаке Мальчике:

"Собака живёт у меня, как Сара Бернар, а я живу, как сенбернар".

Cобака Баскервилей. С любовью

Беспородный пёс, найденный Раневской на улице, весь в лишаях, с лапами, примерзшими ко льду, был уже не жилец. В ветлечебнице актрисе сказали:

"Его надо немедленно усыпить". Она сказала, что без него не уйдёт. Он, надо сказать, тоже не пережил её ухода.

В общем, я простил Пусика и готов его полюбить. Лучше, конечно, в наморднике. На цепи и в железной клетке на колесиках.