Фаина Раневская: я вздорная тётка, но я права

203 full reads
231 story viewUnique page visitors
203 read the story to the endThat's 88% of the total page views
1 minute — average reading time
Фаина Раневская
Фаина Раневская
Фаина Раневская

Они прозвали её "вздорной тёткой". Нет, они не знали главных принципов драматургии, а Раневская их знала прекрасно. Не зря ведь Антон Павлович Чехов всех научил: если в первом акте на стене висит ружьё, в третьем оно должно выстрелить. А проще говоря – каждый предмет реквизита должен быть необходим. Или – убран со сцены.

Фаина Георгиевна придерживалась такого же мнения. В 1969 году Анатолий Эфрос поставил в театре Моссовета свой гениальный спектакль "Дальше – тишина".

Очень грустная, хорошо написанная, но банальная история двух супругов, двух стариков, разлучённых навсегда после 50 лет брака, стала невероятно яркой, благодаря прекрасным актёрам – Фаине Раневской и Ростиславу Плятту.

Спекутакль в Театре Моссовета "Дальше - тишина1
Спекутакль в Театре Моссовета "Дальше - тишина1
Спекутакль в Театре Моссовета "Дальше - тишина1

Эфрос продумал всё до мелочей – несколько старомодную одежду героев, их причёски, их захламлённый дом. На сцене теснилась мебель, лежали цветы, плед, газеты, а на шкафу приткнулся велосипед – символ далёких счастливых лет, когда они были молоды, а их пятеро детей нуждались в них.

Раневская, которой тогда уже было за семьдесят, опасливо косилась на громоздкую мебель и велосипед. И всё время ворчала, что здесь негде повернуться. Велосипед она попросила непременно убрать.

– Уберите это чудовище, оно меня пугает.

Эфрос удивился. Чем же он вас пугает? Раневская тут же ответила – как чем, он непременно свалится мне на голову.

Режиссёр Анатолий Эфрос
Режиссёр Анатолий Эфрос
Режиссёр Анатолий Эфрос

Эфрос снисходительно улыбнулся – да ничего не случится. Но Фаина Георгиевна настаивала, и велосипед убрали. Ненадолго, на следующей репетиции он вновь громоздился на шкафу. Раневская повторила: уберите чудовище, сейчас же!

Так повторялось несколько дней. Рабочие сцены то стаскивали велосипед со шкафа, то возвращали его на место в надежде, что капризная Раневская наконец про него забудет. Но она как-то не забывала, и рабочие между собой сердито называли актрису "вздорной тёткой".

И вот на очередной репетиции Фаина Георгиевна сидела в зале, готовясь к выходу на сцену. И тут чеховский принцип сработал на все сто. Велосипед с жутким грохотом свалился, чуть не задев молодую актрису, находившуюся на сцене.

Чеховский принцип сработал на все сто
Чеховский принцип сработал на все сто
Чеховский принцип сработал на все сто

Шум, пыль, вопли актёров, ругань рабочих. И поверх всего этого – характерный бас Раневской:

– Да, я вздорная тётка, но ведь случилось!