Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

342 full reads
377 story viewsUnique page visitors
342 read the story to the endThat's 91% of the total page views
2 minutes — average reading time
Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

Весёлое и трагическое тесно сплетены в нашей жизни. Фаину Раневскую как-то попросили рассказать смешную и грустную историю, и она задумалась. По-моему, обе истории получились у неё очень смешные, но если подумать, грустного в них столько же, сколько забавного. Когда Раневская жила в Старопименовском переулке, к ней часто заходил в гости Александр Румнев, её добрый друг, снимавшийся вместе с актрисой в "Золушке".

Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

Александр Александрович был глубокий актёр, сильный художник-график и галантный кавалер. С Раневской он снимался в сцене бала и исполнял па-де-труа.

Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

Раневская очень точно называла его "последний котелок Москвы" - и потому, что он носил этот головной убор, и потому, что он был вежлив и галантен.

Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

Комната в Старопименовском была небольшая, тёмная. Казалось, в ней царят вечные сумерки. Румнев часто приходил к Раневской, сидел подолгу, дотемна. Они беседовали, пили чай, Румнев делал изумительные карандашные наброски, шутил, смеялся. Раневской это очень нравилось.

А Лизе, её знаменитой домработнице, категорически не нравилось. Лиза имела свои принципы. Она считала, что обстановка в квартире слишком интимная. Да что там - неприличная! И однажды Лиза пришла к хозяйке с решительным разговором о Румневе.

- Фаина Георгиевна, - возмущенно сказала Лиза - Что же это такое?!

- Что? - не поняла Раневская.

- Как же! Ходить-ходить, на кровать садится, а предложения не делает?

Но то ли Румнев был не стопроцентный джентльмен, то ли знал 39-е правило джентльмена, которое гласит, что "Джентльмен знает, что из любого правила бывают исключения", но свадьбы не последовало.

Грустная история Раневской - это настоящий шедевр. Фаина Георгиевна очень смешно, в лицах, рассказала историю о Фёдоре Шаляпине.

Уже совсем готовый, в сложном гриме Федор Иванович вышел на сцену в опере "Вражья сила" по пьесе А.Н. Островского.

Как домработница учила Раневскую хорошим манерам

Оркестр заиграл вступление - молчание. Дирижёр вновь взмахнул палочкой, вновь зазвучала мелодия - ни звука. И так четыре раза!

Шаляпин постоял, обвёл зал грустным, тоскливым взглядом и неодобрительно покачал головой. Развернулся и ушёл со сцены. За ним тут же кинулся директор театра Зимин.

- Фёдор Иванович, что такое! Голубчик, ведь аншлаг! Публика вне себя!

Шаляпин виновато отвёл глаза и тихо сказал с большим убеждением:

- Не могу. Тоска.

Правда, чек на покрытие расходов выписал.