Не нравишься ты мне: ссора Екатерины Фурцевой и Клавдии Шульженко

352 full reads
411 story viewsUnique page visitors
352 read the story to the endThat's 86% of the total page views
2 minutes — average reading time
Фото взято из открытых источников

Она была женщиной гораздо больше, чем министром. Министр культуры Екатерина Алексеевна Фурцева умела быть великодушной, щедрой, несправедливой, жестокой - любой, какой может быть женщина и к тому же блондинка.

Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников

Анатолий Смелянский в своей книге об Олеге Ефремове утверждал, что Ефремов очень нравился министру Фурцевой. Она даже могла, выпив с ним водочки и ещё раз водочки, изящно приподнять юбку: ну что, неплохие у меня ноги, а?

Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников

Женщин она любила меньше. И особенно меньше - всесоюзную любимицу Клавдию Ивановну Шульженко. У Клавдии Ивановны тоже был характер. Говорила правду в лицо, была равнодушна к званиям, наградам, приглашениям на дачу. Ей часто говорили, что с властью нужно уметь дружить. Она пыталась, что ж, надо так надо.

Как-то Фурцева пригласила её, назначив приём в кабинете. Шульженко пришла к назначенному часу, но хозяйки не было, и Клавдия Ивановна присела на диванчик. Прошёл час, на певицу никто не обращал внимания, никто не сообщил, когда вернётся Фурцева. Подождав ещё немного, Шульженко схватила сумочку и ушла, рассерженно сказав секретарше министра:

- Передайте своей начальнице, что она плохо воспитана!

Как-никак, а таких Шульженко на весь Союз была одна.

Да, характер у Клавдии Ивановны был железный. Как-то она отказалась выступать перед сыном Сталина Василием, смело заявив, что по Конституции тоже имеет право на отдых.

Клавдия Шульженко
Клавдия Шульженко
Клавдия Шульженко

Секретарь, конечно, передала слова обиженной Шульженко Фурцевой. С этой минуты и началась острая неприязнь министра культуры к народной певице. Острая и демонстративная.

Фурцева мстительно вычеркнула фамилию певицы из списка на получение квартиры в престижном доме – сталинской высотке на площади Восстания. Да мало того - она выходила из зала, когда в концерте объявляли Шульженко. Говорят, именно она заказала известные разгромные фельетоны, где издевательски описывалась любовь Клавдии Шульженко к красивым вещам и, особенно, к любимой собачке. Когда Клавдия Ивановна отказалась как-то выступать, потому что пёс попал под машину и погиб, фельетон с жестоким названием "Тузик в обмороке" не заставил себя ждать.

Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников

Шульженко переживала, даже голос потеряла. Но когда спустя много лет в её дверь позвонил уже пожилой человек по фамилии Золотарёв и сказал, что это он написал тот фельетон, не прогнала его. Золотарёв пришёл с букетом роз и даже встал на колени на пороге квартиры певицы. Накануне погибла его собака, и он понял, что чувствовала в тот день Клавдия Ивановна.

Она его простила.

А Фурцеву - нет.

Они так и не помирились. Фурцева внезапно умерла в октябре 1974 года, и квартиру, и пенсию в 250 рублей Шульженко получила уже от Брежнева, который сам спросил певицу об её просьбах или пожеланиях на очередном концерте в честь очередной высокой награды, присуждённой дорогому Леониду Ильичу.