Последний реванш Любови Орловой

Они известны своим соперничеством, примы театра Моссовета. В 1960-е годы в театре были три актрисы прямо-таки вселенского масштаба: Любовь Орлова, Вера Марецкая и Фаина Раневская. Правда, они соперничали не на равных - в театре все решала жена режиссёра Вера Марецкая. Из-за этого Орловой почти не доставалось ролей. То же самое можно сказать и о Раневской. Но уж в тех ролях, где они блистали, равных им не было. И в умении выкрутиться в сложной ситуации - тоже.

В спектакле "Орфей спускается в ад" Вера Петровна Марецкая постоянно меняла костюмы. Однажды второпях она надела туфли разного цвета и так выпорхнула на сцену. Партнёры тут же заметили это и начали подшучивать над Верой Петровной, страшными глазами глядя ей на ноги. На секунду и сама Марецкая в растерянности замерла. А потом своим неподражаемым голосом небрежно сказала: "А что вы смеётесь? Красный туфель под красную шляпку, белый - под белую сумку".

Когда в театре упразднили должность суфлёра, Фаина Раневская очень беспокоилась, что забудет свой текст. Роль суфлера взяла на себя помощница режиссёра, но подсказывала она из-за кулис, каждый раз сильно высовываясь на сцену и к тому же очень громко, боясь, что актриса её не услышит.

Фаина Георгиевна понимала, что зритель всё видит, и однажды, когда помреж практически вышла на сцену с тестом пьесы, Раневская её величественно остановила: "Милочка, успокойтесь, уж этот текст я знаю". Зрители восприняли это как должное.

А вот Любовь Петровна Орлова розыгрышей не любила и очень серьёзно относилась к работе. Однажды перед спектаклем "Милый лжец", где она играла с Ростиславом Пляттом, Орлова зашла к нему в гримерную и застала его пьяным в лоскуты.

Испуганная, она побежала к администратору, который заверил её: "Я всё знаю, возмущён до глубины души, но вы не расстраивайтесь, мы нашли замену. Мы и загримировали его под Плятта - никто не отличит".

Действительно, на сцену вышел совершенно трезвый "двойник" Плятта. Любовь Петровна придирчиво приглядывалась к нему, пока не поняла, что её разыграли.

Когда на сцене театра Моссовета ставили пьесу "Странная миссис Севидж", главную роль великолепно сыграла Фаина Раневская. Позже актриса попросила освободить её от роли по состоянию здоровья, и тогда Завадский ввёл в спектакль Любовь Орлову, которая тоже уже была нездорова и считала Севидж своим последним шансом.

Но узнав, что его ненаглядная Вера тоже доживает последние дни, режиссёр снял с роли Орлову и отдал её Марецкой. Кто лучше сыграл эту роль, сказать трудно. Последние дни своей жизни актрисы провели в соседних палатах больницы. Орлова ушла первой. Она так и не простила Марецкую, а та на панихиде горько заметила: "Ну надо же, Любочка и тут первая!".