Пушкин и злой паук

Всегда удивляюсь, какой он современный: и в прозе, и в стихах, и в трагедии, и в бытовых записках. Вот он мимолетом, проездом из Твери советует:

У Гальяни иль Кольони

Закажи себе в Твери

С пармазаном макарони...

И пасту с пармезаном любил!

По воспоминаниям современников, Пушкин и говорил, и одевался просто, любил носить мягкую чёрную поярковую шляпу, а вот цилиндр надевал только в исключительных случаях. Однажды Дельвиг, который страшно гордился своей способностью всегда и везде резать правду, абсолютно невзирая на обстоятельства, начал горячо рассказывать о каком-то любовном похождении Пушкина. Вся компания, уже в изрядном подпитии, навострила уши, но Пушкин добродушно прервал Антона Антоновича:

- Дельвиг, перестань сочинять небылицы!

Дельвиг гордо вскинулся:

- Я никогда не сочиняю небылиц! Мой девиз - всегда резать правду!

- Бедная правда, - комично пригорюнился Пушкин. - Скоро её совсем не станет. Всю зарежет Дельвиг.

А ещё Пушкин любил ходить в Московский университет на лекции известных, "звездных", как сейчас сказали бы, профессоров. И как-то осенью вместе с графом Уваровым, заместителем министра просвещения, пришёл на лекцию по истории литературы, которую читал профессор Давыдов.

Лекция была интересная, но в коридоре Пушкин столкнулся со своим давним "врагом" Михаилом Каченовским и тут же схлестнулся с ним в принципиальном споре.

Историк Каченовский был представителем "скептической" школы. Его спорные утверждения, тем не менее, разгоняли процесс развития исторической мысли. Как критик, Каченовский прославился мелочными нападками на литературных корифеев своего времени, за что и получил от Пушкина прозвище "злого паука".

По воспоминаниям, визит в университет завершился знаменитым спором, завязавшимся между Пушкиным и профессором. Поэт защищал от нападок Каченовского подлинность великого русского произведения - "Слова о полку Игореве".

Студенты, приглашенные Уваровым, толпой обступили спорящих. Пушкин говорил с увлечением, но тихим, сдержанным голосом. Детали спора ускользнули из истории, но очевидцы вспоминали, "как сквозь седины Каченовского проступал яркий румянец, и как горели глаза Пушкина". Спор закончился не в пользу поэта. Но как реванш, остались эти смешные стихи:

Моё собранье насекомых

Открыто для моих знакомых:

Ну, что за пестрая семья!

За ними где ни рылся я!

Зато какая сортировка!

Вот Глинка — божия коровка,

Вот Каченовский — злой паук,

Вот и Свиньин — российский жук,

Вот Олин — чёрная мурашка,

Вот Раич — мелкая букашка.

Куда их много набралось!

Опрятно за стеклом и в рамах

Они, пронзенные насквозь,

Рядком торчат на эпиграммах.