Рыжий лебедь Майя

02.05.2018

"Я станцевала его более восьмисот раз", - сказала как-то Майя Плисецкая о "Лебедином озере". И тридцать лет: с 1947 по 1972 год. Но это не единственный рекорд великой балерины.

Обычно партию нежной и любящей Одетты и зловещей, яркой Одиллии танцуют две разные балерины. 27 апреля 1947 года Майя Плисецкая впервые танцевала партию Одетты-Одиллии в "Лебедином озере".

Её нежный белый лебедь соперничал с её же неотразимым и роковым чёрным. Так было всегда - ей не было равных, и соперничать она могла только сама с собой.

"Лебединое озеро" в СССР было принято показывать всем иностранным лидерам. "Кого только не угощали "Лебединым" со мною, - вспоминала рыжеволосая Майя. - Маршала Тито, Джавахарлала Неру и Индиру Ганди, иранского шаха Резу Пехлеви, американского генерала Джорджа Маршалла, египтянина Абделя Насера, короля Афганистана Мухаммеда Дауда, приконченного позднее, императора Эфиопии Селассие, сирийца Куатли, принца Камбоджи Сианука…"

Но однажды в Москву приехал дорогой товарищ Мао - великий кормчий Китая. Чем порадовать китайца, сомнений не было - революционным балетом "Красный мак". Но как угадать, когда высокий гость придёт в театр?

Решение нашли быстро – "Красный мак" шёл почти каждый день, а Мао всё не приходил. Две примы - Уланова и Лепешинская – буквально сбились с ног. И вдруг 13 февраля Мао Цзэдун появился на балете "Лебединое озеро". Охрана в тот день была удесятерена. И не из-за Мао. Думали, что и Сталин пожалует на балет.

"Стража просто бесновалась во бдении. Особый пропуск, который успели отпечатать ретивые блюстители за ночь, проверялся у каждой без исключения двери. Его надо было держать при себе в лифе пачки на груди", - рассказывала Плисецкая.

Но Сталин не пришёл, и щекастый Мао красовался в царской ложе один. И вот первые такты прекрасной музыки, а твёрдый глянцевый кусочек картона в груди мешает даже вздохнуть. Но главное, Майю Плисецкую не покидала ужасная мысль:

- А вдруг на сцене или в прыжке пропуск выскользнет, и ворошиловские стрелки в ложах примут его за новейшее взрывное устройство и откроют по мне огонь?!

Обошлось…

В конце спектакля растроганный Мао прислал на сцену гигантскую корзину белых гвоздик. Выяснялось, что на "Красный мак" революционер идти категорически отказался. Для китайца красный мак — символ порока и наркотика, а вовсе не грядущей мировой революции.

Балерины не стало в прекрасный весенний день 2 мая. Нам осталась память о непокорном, ни на кого не похожем рыжем лебеде.