Коварное оружие янычар - ятаган

Султан Орхан в середине XIV века создал новую османскую армию в которой помимо пехоты (яя) и конницы (мюселлем), состоявшей в основном из крестьян, сформировал отдельный особый отряд «ени черы» - «новое войско». Янычары, как известно, набирались из военнопленных рабов, а также купленных невольников, которых обращали в мусульманство и полностью содержали за государственный счет при дворе самого султана. Вместе с тем, несмотря на такое обращение, янычар боялись и даже запрещали им носить оружие.

До начала XVI века янычары не могли заниматься ничем, кроме военного дела, кроме того у них был запрет на женитьбу, самовольное отлучение от двора и даже запрет на ночевку вне казармы, нельзя было торговать. Неудивительно, что при набегах на захваченные территории они проявляли особую жестокость, чем и заработали почти легендарную славу. К концу XVI века ситуация кардинально изменилась: это были уже свободные люди, которые могли заводить семью и заниматься каким-либо ремеслом, тем более что этому их обучали (при казармах находились мастерские, где занимались дети янычар), в то время как многие из воинов пытались избежать участия в различных походах.

Тем не менее, несмотря на постепенное смягчение условий существования, янычар все еще воспринимали как угрозу. В XVIII веке после запрета на ношения оружия (преимущественно сабель) во время выхода в город им было разрешено иметь при себе только нож и топорик. Поэтому в мирное время янычары стали появляться на людях с ятаганом - оружием слишком коротким для сабли (формально соблюдая закон), но длинным для ножа, что не попадало под определение оружия, и считалось не столько оружием, сколько частью костюма.

Действительно, по одной из версий, ятаган так и переводится с турецкого языка  «длинный нож», в длину клинок ятагана от 50 до 75 см, весил около 800 грамм, зачастую изготавливался из обычной стали (иногда булатной). Ятаган изогнут на манер бычьего рога с острым лезвием с вогнутой внутрь стороны, хотя изгиб мог различаться: от практически прямого клинка до выгнутого в двух направлениях (в сторону обуха и в сторону лезвия).

Первый ятаган нового времени датируется первой четвертью XVI века и подобная форма была не нова: заостренный с вогнутой стороны клинок имел греко-македонский меч - махайра, а также испанский «меч в форме косы» - фальката. Подобным клинком можно было наносить разнообразные рубящие и колющие удары, но и защищаться также можно было по-разному: лезвием или же незаостренной выпуклой стороной, более того, сражались и обратным хватом, благодаря необычной форме рукояти.

Как правило, рукоять ятагана украшает головка, чем-то напоминающая берцовую кость с характерными «ушами», которые необходимы для того, чтобы оружие удобно и прочно лежало в руке и не вылетало при ударе. Такая форма рукояти, как считается, встречалась у иранских бронзовых мечей, датируемых III тысячелетием до нашей эры, а также у все тех же греческих ножей для жертвоприношения. Первый известный ятаган нового времени датируется первой четвертью XVI века, а в более ранних источниках, как пишут исследователи, ятаган в современном представлении не упоминается. Более масштабное распространение ятаганов приходится на XVIII век, хотя это оружие все еще нельзя было назвать массовым: оно не использовалось в качестве строевого и скорее всего было личным средством защиты янычара (о чем свидетельствуют многие именные экземпляры), особенно в конце XVIII - начале XIX века, когда янычары поднимают многочисленные восстания. Что характерно, уже после преобразования турецкой армии в первой трети XIX века, именно из ятагана пытаются сделать некий национальный символ былого величественного оружия, что, естественно, отразилось на качестве выпускаемых экземпляров.

Тем не менее, именно вследствие большого числа войн и набегов на различные территории ятаган вполне стал популярным и среди других народов, которые, как минимум, брали на вооружение некоторые его особенности (например, рукоятки кавказских шашек).

Так, М. Ю. Лермонтов, участвовавший в Кавказской войне, тоже владел турецким ятаганом. В «Описи имения, оставшегося после убитого на дуэли Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова» от 17 июля 1841 года в числе прочего значится «полусабля с серебряным темляком», от которой, к сожалению, осталась только рукоять, которая до сих пор хранится в коллекции музея «Тарханы».

Если вам понравилась статья, нажимайте палец вверх (лайк) и подписывайтесь на канал " #СЧАСТЬЕВМЕЛОЧАХ " у нас много интересного.
#СЧАСТЬЕВМЕЛОЧАХ