Афганский дневник сапёра

10.03.2018

(Продолжение)

НАГРАЖДЕНИЕ ОРДЕНОМ

- Тишина. Тишина. Над землей синева -

- Это синее небо над Родиной.

- Но простые и строгие слышим слова.

- Боевым награждается орденом.

- Из песни

- воинов-интернационалистов

- Ну, рассказывай, что вы тут натворили? - обратился Карасик к Куликову, когда друзья развалились на земле после купания, подстелив солдатское одеяло, чтобы трава, буйно росшая возле воды, не кололась.

- В штабе доложили? - насторожился Куликов.

- Не-а, в штабе вклепали только строгий выговор мне за опоздание из отпуска от имени командира дивизии. Да техник новый попутал, а вообще-то я больше виноват. Можно толкануть колеса с заградителями, все равно списанные, пока бойцы не опередили, ну и попались с ними.

- Ну. И в чем проблема? Какая разница, куда их девать, на свалку или в дукан? Не бери в голову.

- Может, вечером у меня переночуешь? - предложил Куликов. Карасик охотно согласился.

Утро было тихое и спокойное. Карасик долго лежал в постели, размышляя о том, что этот день должен быть особым. Ощущение, что должно было произойти что-то значительное и необыкновенное, не покидало его. И он не ошибся. В палатку зашел капитан Андронов.

- С праздником! И от души поздравляю тебя.

- Взаимно, я чуть не забыл, что сегодня День танкистов. Мы ведь с тобой оба служили в танковом полку.

- Это одно, - перебил его Андронов, - а тебе разве ничего не передали?

- А что должны передать?

- Сегодня нам вручают ордена. Так что приводи форму одежды в порядок и не опаздывай в летний клуб, там будет торжественной собрание.

- Вот это да! - Карасик не смог сдержать радости. - На это мероприятие я не опоздаю, будь спок!

Насвистывая мелодию, он достал новую форму и направился в палатку своего взвода, где его саперы сделали уютный бытовой уголок. Да не только уголок: в последнее время палатка преобразилась до неузнаваемости и напоминала большую, уютную комнату. Мало того, что солдаты обили ее изнутри ящиками из-под снарядов, Федосеев ухитрился раздобыть обои. Но особый шарм придавали окна, которые украшали красивые расписные ставни.

- Давайте. Я вам форму поглажу, - предложил дневальный, увидев командира взвода.

- Валяй, - согласился Карасик, - а я пока прошвырнусь по тумбочкам.

- А правда, - спросил дневальный, усиленно наводя стрелки на брюках, - что вам сегодня вручат орден?

- Да. Орден Красной Звезды.

- Я вас поздравляю.

- Спасибо.

В летнем клубе командир поздравил всех с Днем танкистов, зачитал приказ Министра обороны Язова, отметил отличившихся офицеров, и наступил самый волнующий момент.

«За мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга, наградить Указом Президиума Верховного Совета СССР старшего лейтенанта Карасика Александра Николаевича орденом Красной Звезды!»

Карасик, волнуясь, подошел к командиру полка.

- Старший лейтенант Карасик для получения правительственной награды прибыл!

- Поздравляю тебя, Саша! - Командир протянул коробочку с орденом. - Мне кажется, ты еще не один орден получишь, - Карасик немного растерялся от того, что командир полка обратился к нему не официально, а по имени и на «ты».

- Спасибо, - тихо ответил он и, повернувшись к строю, отрапортовал: - Служу Советскому Союзу!

Вернувшись на свое место, Карасик стал рассматривать новенький орден и только автоматически аплодировал, когда награждали других. Орден был тяжеленький, все-таки чистое серебро да рубин.

Вечером обмывали ордена. Валерка Зубарев, подпив, хлопал Карасика по плечу и в который раз говорил, что они служили на Дальнем Востоке в одном полку.

На следующий день на утренний развод многие офицеры не вышли, и замполит полка рвал и метал, грозя разобраться со всеми и привлечь каждого.