Афганский дневник сапёра

10.03.2018

(Продолжение)

ГИБЕЛЬ ВЕРТОЛЁТА

Среди горных вершин вознесись в
облака,
Стрелка компаса к северу к дому зовет.
Только путь твой на юг пролегает пока,
Но ты знаешь, что дома любимая ждет.
Из песни
вертолетчиков-интернационалистов

В траншее остались Карасик и три духа. Со стороны блиндажа слышался оживленный разговор. Четко слышалась чья-то гортанная речь и представителя с дивизии, и почти не прослушивались остальные голоса, в том числе и переводчика.

- Ладно. Махнем, - решился Карасик и быстро спрятал небольшой пистолет с патронами, отметив про себя, что именно такие пистолеты в книгах называются «дамскими».

- Спрячь, - вполголоса выдавил Карасик духу, видя, как тот цепляет нож к себе за пояс. К удивлению, тот понял, и штык-нож моментально исчез в складках просторной одежды. И вовремя. Из блиндажа вышел переводчик, а туда занесли очередную порцию винограда, арбуз и бутылки.

- Что-то долго договариваются, - проговорил Карасик, принимая от переводчика сигареты. Тот с удовольствием затянулся и усмехнулся:

- Еще не приступили конкретно.

- Так о чем же там болтали целый час? - удивился Карасик.

- Азия, - переводчик снова жадно затянулся сигаретой и выбросил окурок за бруствер. - Пока ведутся разговоры о здоровье родственников, начальства, о погоде. Кстати, немного повеселел главарь. Когда ему задали вопрос: каково его впечатление от первой встречи с шурави. Он спросил: «Почему первой? К нам постоянно приезжают ваши, продают топливо, патроны, так что мы живем даже лучше соседней банды».

- Вот так, - переводчик улыбнулся, - оказывается, с ним давно уже наладили контакт с застав, а мы-то думали. Что первыми встречаемся. Видел бы ты, как вытянулось лицо у зам. командира дивизии. Так что этим вопросом займется особый отдел. Ну, ладно, я пошел, а то меня заждались. - Он задержался у двери и внимательно посмотрел на духов.

- А эти ничего, а там двое вцепились в автоматы и не спускают с нас глаз, даже неприятно, - он скрылся за пологом.

- Токадзе! - крикнул Карасик. - Долей-ка еще бензина в станцию, у них, - он кивнул в сторону блиндажа, - беседа, очевидно, затянется надолго.

После обеда, которым угостили и духов, один из них даже задремал, но другой рыкнул на него, и у того сон сразу пропал. Карасик заскучал и оживился только с появлением сержанта Бакиева.

Через него завязал беседу с бородатыми. Вскоре из блиндажа показалась процессия. У выхода замешкались, и Карасик смог внимательно рассмотреть главаря банды. Это был плотный мужчина с седеющей бородой и пронзительными глазами. Проходя мимо Карасика, приостановился и слегка наклонил голову, прикоснувшись широкой волосатой ладонью к своей груди. Судя по тому, что небольшой израильский автомат висел у него на левом плече, Карасик понял, что он был левша. Одет он был, как и телохранители, в просторную одежду цвета хаки, и только пышная чалма да шикарные ботинки с блестящими пряжками говорили о его положении.

Вскоре начальник инженерной службы вместе с доктором вернулись обратно и пригласили Карасика в землянку.

- Там фруктов до хрена осталось, - пояснил доктор, - побалдеем, пока время позволяет: сегодня возвращаемся в полк. - Карасик с готовностью нырнул внутрь блиндажа и хозяйским взглядом окинул стол.

- О! Да, тут есть, чем поживиться! - Выбрав самую большую гроздь винограда, задрал голову и поднес ее ко рту. Блиндаж вздрогнул, и облако пыли, сорвав тент на входе, влетело так быстро, что Карасик не успел закрыть рот. Раздался грохот.

- Что за черт! - выругался Карасик, отплевываясь, - Какой козел испортил нам обед! - Доктор выскочил из блиндажа.

- Вертолет горит! - крикнул он. Карасик с Владимиром выбежали наружу. В метрах пятидесяти от них горел, лежа на боку, вертолет, а от него убегали три фигуры.

- Экипаж, - проговорил Карасик.

- Ложись! - крикнул начальник. - Сейчас баки рванет! - И действительно, вертолет вдруг превратило в огненное облако, и раздался страшный треск. Все попадали на дно траншеи. Со свистом, разрезая воздух, стали падать обломки от вертолета, и офицеры забежали в блиндаж.

- Вот тебе и пообедали, - проговорил, отдуваясь, Карасик. - А я думал, что это танк проехал по брустверу и поднял пыль, а когда грохнуло, то немного очко сыгрануло.

Когда перестали падать осколки, офицеры выглянули из блиндажа, чтобы рассмотреть, что осталось от вертолета. Он горел. К ним в траншею спрыгнули летчики.

L�y���