Афганский дневник сапёра

10.03.2018

(Продолжение)

ПОДГОТОВКА К РЕЙДУ НА ЧАГЧАРАН

Вращается диск колеса,
Взбираемся мы на плато.
Запуталась ржавая пыль в волосах,
Да это вам не «бетон».
Колышется бронезмея,
Ощерившись сотнями дул.
Кто дернул меня в эти злые края?
Какой меня черт затянул?!
И вот это скопище тел,
Лежит, прилепившись к броне.
Остался на время «Дракон» не у дел,
И что ему снится во сне?
Дремота сквозь холод приходит ко мне,
И снится мне «Черный тюльпан».
Кого понесет он к родной стороне,
Из тех, кто ползет в Чакчаран?
Из песни воинов-интернационалистов В. Зубарева и В. Зыкова

- На совещание!

Громкий голос дневального по роте прозвучал так неожиданно, что Карасик, писавший письмо домой, от неожиданности вздрогнул и отсутствующим взглядом уставился на вошедшего дневального.

- Ну и напугал ты меня. Стучаться надо, молодой человек.

- Извините, но я постучал.

- Ну, хорошо. Давай выкладывай, что там за новость.

- Вас срочно вызывают на совещание.

- Это я слышал. Что еще?

- Все.

- Значит, на совещание, - Карасик внимательно посмотрел на дневального.

- Дома-то как дела? Пишут?

- Пишут, товарищ старший лейтенант, волнуются очень, я им пишу, что пока не отпускают на боевые, а мне, похоже, не верят. Если можно, возьмите меня на боевые, сколько можно по нарядам ходить.

- Успеешь еще навоеваться, но просьбу возьму на заметку.

- Спасибо, товарищ старший лейтенант, - дневальный повеселел, - разрешите идти?

- Попробуй.

Карасик утвердительно кивнул головой, разворачивая свои мысли от дома в реальность.

- Ладно, потом закончу письмо, - решил он и направился в сторону штаба.

О чем речь будет идти на совещании, знал весь полк, поэтому первым делом Карасик заглянул в секретную часть.

- Мне карты, пожалуйста, - крикнул он в окошко.

- Команды не было, - послышалось оттуда.

- А потом толкайся тут полчаса, давай, выдай, тебе потом меньше работы будет.

- Это ты там, Карасик шумишь?

- Вроде я.

- Ладно, даю. Только спрячь, чтобы начальник штаба не увидел, а то сам знаешь...

Карасик, получив карты, спрятал их за пазуху и направился в тактический класс. После того, как командир полка поставил задачу и все ломанулись получать карты, Карасик задержался.

Чагчаран. Этот небольшой городок находился в центре Афганистана, окруженный со всех сторон горами. Не имея практически никаких подъездных дорог, он, что удивительно, находился в руках новой власти, естественно, не без помощи наших войск. Задача предстояла простая: провести туда продовольствие и боеприпасы вместе с правительственными войсками и вывести оттуда наш батальон.

- Чего уж проще, - Карасик невесело усмехнулся. - Это не по бетонке топать, а штурмовать горы, где кроме пыли и скал ожидают мины да фугасы.

Прийдя в роту, он занялся склеиванием карт в одну «портянку», затем провел жирным коричневым фломастером предполагаемый маршрут.

- Пока все, - сказал он сам себе в зеркало и подмигнул, - надо пойти дать предварительные указаловки своему горячо любимому составу.

У входа в палатку задержался, уж слишком возбужденные голоса неслись оттуда. Особенно выделялись голоса Акулова и Токадзе: «Достать то достанем, но как спрятать, чтобы зампотыл не усек.»

- Чую, затевается какая-то гадость, - громко начал Карасик, входя в палатку, - уж не разрабатывается ли план как добыть наркотики?

- Да вы что? - возмутились они дружно, - Мы ведь даже простые сигареты не курим.

- Знаю, знаю, но я имею в виду в переносном смысле. Например, для хохла наркотики - это сало, он от него балдеет. Так что я речь веду о продуктах. Так что вам, категорически запрещаю. - Карасик сделал паузу, - Попадаться! Все ясно?

- Так точно!

- То-то же, а теперь приготовиться к построению.

И, как бы дополняя Карасика, послышался голос дежурного:

- Строиться, рота!