Афганский дневник сапёра

10.03.2018

(Продолжение)

НАЧАЛО РЕЙДА НА ЧАГЧАРАН

Начальник инженерной службы полка был несколько удивлен тем, с какой быстротой сержанты и солдаты высыпали из палаток и быстро заняли свои места в строю. Но все объясняется просто, все с нетерпением ждали эту команду.

- Выходим ночью, - начал начальник без всяких вводных фраз.

После ужина отбой для механиков-водителей, остальные же

вплотную занимаются подготовкой. В Шинданде будет строевой смотр всей дивизии, поэтому продумать все до мелочей! - Все обрадовано зашумели. Это значит не будет строевого смотра в полку со всеми там придирками и устранениями недостатков. После того, как рота разошлась по палаткам, начальник собрал командование роты.

- Обратите внимание, товарищи офицеры и прапорщики на внешний вид. Сейчас всех подстричь, проверить наличие маек и так далее, а также экипировку. А что касается тебя, - начальник повернулся к Карасику, - чтобы там, на строевом смотре, никакой самодеятельности.

- Конечно же, во всех бедах виноват Карасик.

- Не перебивай, ты забыл, как выступил в прошлый раз?

- А что, я что-то не так сказал?

- Надо думать, что говорить, а то заявил партработнику: «Лучше бы проверили состояние пулеметов на БТРах, а то выходят неисправные на боевые, а не наличие бирки на трусах. »

- Ладно. Учту, товарищ майор, - Карасик не стал обострять эту тему.

- Надеюсь, - майор, попрощавшись со всеми, вышел.

Команда выдвигаться к парку поступила только под утро, где в

полной готовности стояли машины. Городок зашумел, засуетился. К машинам, таща на себе тяжелые рюкзаки, матрацы. Одеяла, оружие и боеприпасы, потянулись взводы, роты, батареи.

Наконец, полк, разбившись на два строя, замер. Они построились лицом друг к другу - те, кто уходил на боевые, и те, кто провожал. В голове колонны, рядом с БТРом Карасика сонно переминался духовой оркестр, и оттуда периодически слышался то всхлип флейты, то стон трубы - музыканты пробовали свои инструменты.

- По машинам!

Карасик поправил под собой подушку, натянул шлемофон, ожидая команды, продолжал наблюдать за дирижером.

- Вперед!

- С Богом! - Карасик подал команду своему механику-водителю одновременно со взмахом дирижерской палочки, его машина первая двинулась под звуки «Прощания Славянки» в сторону Шинданда.

А когда на следующий день шел строевой смотр, Карасик, как впрочем и остальные, увидел колонну, которая пыля, двигалась в сторону гор. Это афганская ПЛЕМЕННАЯ дивизия выходила на исходную позицию, чтобы под прикрытием наших войск двигаться на Чагчаран. Очевидно, они подошли раньше намеченного срока, или задержались полки, об этом Карасик толком так и не узнал, но команду «Приготовиться к движению» воспринял с облегчением.

- Я Аргон! Начал движение! - сообщил он и, защищаясь от пыли, натянул на лицо шарф. Две мощные колонны - советская и афганская, поднимая облако пыли, двинулись к горам, где афганцы, пропустив вперед, как всегда советскую колонну, поползут следом, наступая на пятки техническому замыканию дивизии. Карасик рассчитывал на то, что в горах будет меньше пыли, но ошибся. Дорога и там была покрыта толстым слоем пыли, так что легче от этого не стало, а скорее наоборот, частые повороты мешали ориентироваться, а обнаружить мины на дороге - об этом не могло быть и речи.

Но этот день заканчивался благополучно. Особенно обрадовало Карасика место для ночного привала. Рядом с небольшой горной речкой, где первым делом умывшись, повыливали из своих фляжек противную, теплую с хлоркой воду, заполнили их горной, прозрачной, холодной до ломоты в зубах водой. Взобравшись на БТР, вверх по ручью и заняв господствующую высотку, развернув пулеметы в сторону гор, солдаты, не ожидая приказа своего командира, принялись отрывать окопы, а Карасик с удовольствием, после купания в речке растянулся в десантном отделении.

Уже засыпая, вспомнил, что не связался с Валеркой Зубаревым, хотя договорились не терять друг друга ни на один день рейда. В последний день перед рейдом он забежал к нему в палатку и обрадовался, что и тот идет на боевые.

- Забудешь позывной, - предупредил он тогда Валерку, - вызывай «Щупа» - так саперов вызывают.

- Разумел, - Валерка утвердительно кивнул головой, - ну а у меня - постоянный.

- «Боцман» - улыбнулся Карасик.

- «Боцман»! - Валерка вскинул в приветствии руку и хлопнул дверью в свою каморку. Вскоре оттуда послышались звуки гитары и голос Валерки:

- А я в Россию домой хочу!

На снимке: Авторы песен ст.лейтенант Зубарев и капитан Зыков

Вспомнив тот день, Карасик поудобнее улегся и пробубнил сонным голосом:

-Я так давно не видел маму.

- Вы что-то сказали? - повернулся к нему пулеметчик и, не дождавшись ответа, снова прильнул к окулярам прицела, всматриваясь в сторону гор.