Афганский дневник сапёра

10.03.2018

(Продолжение)

ЧЕБУРЕКИ НА БОЕВЫХ

Рано утром, выйдя из своего БТРа, Карасик увидел, как солдаты вскрывали мешок с мукой.

- Та-ак, - проговорил он строго, - все-таки умыкнули? Он подошел поближе, - Интересно, молодые люди, где же вы его припрятали? Ведь тыловики проверили все машины.

- Секрет фирмы, - Токадзе хитро улыбнулся.

- Даже так? - А я думал приготовить с вашей помощью чебуреки.

Уловив, что к его разговору стали прислушиваться остальные,

добавил:

- Настоящие чебуреки, обжаренные в кипящем жиру. Кстати, как насчет жира, прихватили?

- Так точно! - обрадовано загудели все, понимая, что взводный к этому инциденту относится снисходительно.

- А мешок и жир мы прятали в водомете, а чтобы не потребовали его открыть, убрали рычаги.

- Понятно, - взводный нахмурил брови, - всем по выговору, а теперь за работу. Ты, - Карасик указал на Токадзе, - замешиваешь тесто. Оно должно быть упругим, как грудь молодой девушки.

- А ты, - Карасик подозвал Силецкого, молодого и застенчивого солдата, - набирай в бачок жир, ставь на огонь и доводи до кипения. Не забудь бросить туда немного соли!

- А ты, - обратился он к Акулову, - принеси лук и побольше, ибо, что самое главное в чебуреке? - обратился Карасик к Токадзе.

- Не понял, товарищ старший лейтенант.

- Фарш! Руки мыл?

- Мыл!

- Иди еще раз помой.

А когда первую порцию подрумяненных чебуреков торжественно извлекли из бачка, на запах потянулись остальные солдаты.

- А ну-ка, мужики, - дал команду Карасик, - дожаривайте тут без меня, а я позавтракаю с командованием.

Он набрал в чашку чебуреков, прикрыл их чистым полотенцем и стал осторожно спускаться вниз.

- Так, так, - проговаривал он вполголоса, - сейчас удивятся. - черт побрал этот автомат, сползает постоянно.

А вот и палатка. Карасик поправил полотенце, сделал подобающее выражение лица и протиснулся в палатку. Кроме командира полка и замполита там еще находились два штабных офицера.

- Позвольте пожелать вам наиприятнейшего аппетита! - он элегантно, словно официант в столичном ресторане, подставил миску на командирский столик и, словно показывая фокус, резко сдернул полотенце. - Прошу! - по палатке поплыл приятный запах домашних чебуреков, а связист с шумом втянул воздух:

- От этих саперов можно ожидать все. Даже хорошее.

- Присаживайтесь поближе, - Карасик сделал приглашающий жест и повернулся к командиру.

- Да уж командуй здесь, - он взял чебурек, рассмотрел его, надкусил и одобрительно посмотрел на Карасика. - Это кто там у вас так готовит?

- Гвардии старший лейтенант Карасик, товарищ майор. Только кушайте осторожно, чтобы сок не пролить.

Остальные тоже навалились, наперебой расхваливая Карасика, и тот стоял. Довольный, попивая чай.

- А что сам-то не ешь?

- Я у себя, - он, сославшись на дела, вышел и стал быстро подниматься в гору.

- Надо успеть, - приговаривал он, преодолевая подъем, - а то все сожрут. - И он не ошибся. Подойдя к бачку, он понял, что опоздал. Тот был пуст, а солдаты лениво переговаривались, чистили оружие. Иные дремали.

- Кончай курорт! - разозлился Карасик, - немедленно приступить к оборудованию окопов!

- Так мы скоро трогаемся, - приподнялся Токадзе. - Только что передали по связи: быть в готовности.

- Прекращайте митинг и за работу!

Все принялись заниматься согласно расчета. Но вскоре действительно поступила команда «Вперед».