Афганский дневник сапёра

(Страница 5)

Чарикар

...А где-то дома, "шурави дохтар",
Цветет сирень, в поход идут туристы,
А ты рассматриваешь в триплекс Чарикар
И очень тихо слушаешь транзистор.

На посту в ожидании транспорта, офицеры рассматривали окраину города. Здесь в северной части Кабула было меньше развалин, чем в южной. Мимо проходили ярко расписанные машины афганцев, загруженные под завязку тюками, на которых восседали старцы, отрешенно покуривая наркотики, мальчишки, женщины.

Фото из архива Ильи Царенко
Фото из архива Ильи Царенко

В кабину набивались по пять, шесть человек, а также стояли на подножках, и даже прицеплялись за заднюю лесенку.

- Сейчас бы нашу ГАИ сюда, - проговорил, улыбнувшись, Игорь.

- Да, чокнулись бы!

Подошел летчик с коротким автоматом с двумя большими, перевязанными изолентой магазинами.

Фото из архива Ильи Царенко
Фото из архива Ильи Царенко

- Привет, славяне, - поздоровался он,

- в Баграм?

- Да нет, в Чарикар.

- Ну, что, - с иронией спросил он, - небось, завалили рапортами штабы с просьбой послать в Афган.

- Шиш там, послали, не спрашивая особо.

- Ого, - усмехнулся он, - появилась, значит, четвертая группа.

- Это как объяснить? - поинтересовался Игорь, - что за четвертая группа?- Объясняю, - летчик поправил автомат, - кто едет в Афганистан? Храбрый - за орденами, жадный - за деньгами, а дурак - пострелять. Так что выходит вы четвертая категория: не знаю, за что и не знаю зачем.

Друзья вернулись в беседку, чтобы рассказать очередную байку своим друзьям. Неожиданно из-за поворота на огромной скорости вылетел БТР[ и остановился, подняв облако пыли.

- Кому такси до Чарикара? - сверкнув белоснежными зубами на пыльной физиономии, громко спросил молодой прапорщик, сидя на броне и упершись ногами в открытый люк, на крышке которого висел автомат.

- Мы, - офицеры подбежали и, забросив чемоданы в десантное отделение, уселись внутри машины. БТР резко сорвался с места. Внутри был только пулеметчик, остальные сидели наверху.

- Может, полезем наверх! - предложил Игорь, - а то внутри душно.

- Конечно, - поддержал его Карасик, - а то подумают, что испугались.

БТР несся по бетонке, в лицо упруго ударял теплый воздух. Слева и справа от дороги валялись скелеты обгоревших машин, смотрели пустыми окнами брошенные разрушенные кишлаки. Афган.

Фото из архива Ильи Царенко
Фото из архива Ильи Царенко

В полку их встретил майор в выгоревшей почти до бела форме.

- Занятия начнутся завтра, а сегодня обустраивайтесь, осмотри­тесь, познакомьтесь с расписанием занятий. Ну, и не прозевайте баню, он ободряюще улыбнулся и заторопился по своим делам.

На следующий день началась предварительная подготовка. Занятиями особенно не нагружали, поэтому оставалось время почитать, посмотреть телевизор, написать домой письма, а также сразиться в карты.

- Ну, чем не курорт! - восклицал Карасик, сидя на кровати и раздавая карты, - вечером даже хожу на светомузыку.

- Это где ты откопал светомузыку, спросил его Игорь.

- А ты сходи, когда стемнеет в курилку за модулем. Трассера веером рассыпаются по небу, звучат автоматные и пулеметные очереди, бухают пушки, красота, одним словом.

- Слушай, дорогой, не шастай ты поздно в эту курилку, - вмешал­ся в разговор Непашин.

Этот высокий, красивый старший лейтенант был командиром их группы.

- Не все трассера пролетают мимо.

У Карасика вытянулась физиономия.

- А я думаю, почему это вечером там никого нет? Сижу один, мечтаю. Все, теперь даже днем меня туда не загонишь...