Афганский дневник сапёра

(Страница 8)

аэропорт г.Шинданда
аэропорт г.Шинданда

Шинданд встретил жарой, сухим ветром, затем тряска в машине по разбитой бетонке.

Прибыв в штаб 5 гвардейской дивизии, Карасик удивился не столько идеальному порядку, как дизайну территории штаба.

-Ты пока посиди, полюбуйся рыбками, -сказал майор,-а я разведаю остановку.

Карасик присел возле небольшого водоёма и стал наблюдать за красными рыбками. Несмотря на то, что термометр показывал около 50 градусов жары, у водоёма было не так жарко. Вскоре подошёл Егорович.

- Завтра за предписанием в штаб, затем на беседу с начинжем дивизии, а пока отдыхать в гостиницу.

На следующий день Карасик вышел из гостинице и присел на крыльцо ожидая когда проснётся Николай Егорович.

Разница во времени на полтора часа удивила Карасика, как и муравьи, которых он разглядывал у входа в гостиницу. На длиннющих ногах, они бегали шустро туда-сюда.

Из комнаты вышел Николай Егорович, они закурили.

- До Герата доедем на БТРе, - сказал майор, - а там разойдемся в разные стороны, наши полки находятся через дорогу.

После беседы с начальником инженерной службы дивизии Карасик с Николаем Егоровичем, не спеша, шли по аллее, подошли к водоему, в котором плавало несколько уток. Мимо прошел прапорщик, и Николай Егорович кивнул в его сторону.

-Это техник твоей роты, возможно, он будет сегодня в полку, если хочешь, можешь вместе с ним убыть в полк.

-С удовольствием - ответил Карасик и подошел к прапорщику.

- Добрый день, - он представился, - я прибыл по замене вместо старшего лейтенанта Мутелюка.

- Анатолий Сарычев, - прапорщик протянул руку, - сейчас мы с колонной возвращаемся в Герат, поэтому можем поехать вместе, только диспетчерский пункт проедете в БТРе, а потом перейдете ко мне в машину, мы поговорим по дороге, а сейчас мне необходимо решить один вопрос.

Этот «вопрос» Карасик узнал позже, из рассказов сослуживцев..Дело в том, что при разведке дороги, прапорщик вместе с Александром Мутелюком заехали в дукан, купив кое-что из вещей, «обмыли» это дело и при возвращении в полк постреляли в воздух, угрохав на это мероприятие целый боекомплект.

«Хадовцы» - это афганские КГБисты - позвонили в Особый Отдел полка, и пока друзья доехали до парка, их встретила комиссия народного контроля, провела расследование, и наши герои заплатили за истраченные патроны в 10-кратном размере.

-Так что, - отреагировал на это Карасик, - они не разгильдяи, а настоящие патриоты. Вот в Отечественную войну вкладывали свои сбережения в танки, самолеты, а они вложили свои деньги в боеприпасы».

Зря Карасик веселился над этим эпизодом. Как-то вечером, когда возвращались после диверсии на трубопроводе, у БТРа заклинит один двигатель, и ему самому придется заплатить за «материальный ущерб», как написано в расследовании, кругленькую сумму, и в то же время на «боевых» приходилось взрывать целые машины, списываемые на потери.