Афганский дневник сапёра

(Страница 22)

Последний бросок вверх. Быстрее, быстрее! Небо на востоке стало сереть, скоро начнется артподготовка, и надо успеть до ее начала. Поднявшись на гребень, Карасик упал, страшно хотелось почему-то сладкого, хотя пристрастия к сгущенке не имел. Тут же пробив штык-ножом отверстие в банке, жадно высосал содержимое и через минуту почувствовал, что куда-то проваливается.

рисунок Рената Шафикова
рисунок Рената Шафикова

Проснулся он от того, что солнце ослепительно светило в глаза. Карасик потянулся, но выпрямиться полностью не мог, мешал окопчик, да два бронежилета, накрытые сверху, стесняли движение.

- Штейнбсргс! - окликнул взводный напарника. Из соседнего окопа появилось заспанное лицо.

- Мы чуть-чуть не дошли, осталось пройти немного по гребню. Артподготовка была страшной!!! Тяжелые реактивные снаряды проносились с воем так близко, что порох сыпался с неба. Неужели Вы не слышали этого грохота? Карасик отрицательно покачал головой.

-Вот это я спал! А у тебя хватило сил отрыть даже два окопа. Кстати, как тебя зовут, а то я все по фамилии, да по званию?»

- Сергей.

- А меня зовут Александр Николаевич, я дальневосточник. Ну, что, Сергей, двигаемся к остальным?

- Двигаемся.

По гребню подошли к двуглавой горе. На ближайшей разместился начальник медицинского пункта капитан Рылько.

- Загораем, - он улыбнулся, пожал руку взводному, кивнул солдату. - Сегодня штурма не будет, выбирай место, размещайся, дошли нормально, в этом и твоя, как сапера, заслуга.

- Да? - удивился Карасик. - А пропущенная мина?

- Но ты ведь ее обезвредил, так что все о’кей.

Выбрали место на склоне, между медицинским и командным пунктами, натянули плащ-палатку для защиты от солнца, легли, подстелив под себя бронежилеты, чтобы камни не вгрызались в тело. Хотелось пить, но оставалось только две литровые фляжки, третью Карасик выпил в пути. Пройдя по гребню к вершине, где размещался командный пункт, взводный увидел, как вдалеке поднималось огромное дымное облако - результат работы нашей артиллерии.

Только на вторые сутки десантно-штурмовая бригада высадилась на вертолетах, но встретив огонь мятежников, залегла. Блестя на солнце крыльями, бомбардировщики восьмерками заходили, сбрасывая много килограммовые бомбы на головы душманов. Уходила одна группа самолетов - появлялась следующая. В перерыве летели артиллерийские снаряды. Днем самолеты, ночью - артиллерия. Этот кошмар для душманов продолжался двое суток.

Наблюдая панораму огня и дыма. Карасик подумал о тех, кто находился там, в этом аду и поежился. Там находились враги, но почему-то кроме чувства жалости к ним взводный ничего больше не испытывал.

- У нас потери есть? - спросил он у связиста. Тот снял наушники:

- Два человека. Один артиллерист: вылетела гильза и размозжила голову. Второй - десантник, из штурмовиков. Пошел оправиться и взлетел на мине. Ох, и матерился командующий в эфир, кричал, чтоб оправлялись прямо в окоп. А больше ничего интересного, - связист снова надел наушники.

Кончилась вода! Если ночью было холодно, и командир с напарником спали тесно прижавшись друг к другу, то днем солнце, как бы оправдываясь, жарило так, что к камням нельзя было прикоснуться руками. По примеру местных жителей, утоляли жажду крепким, горячим чаем, а когда кончился сухой спирт, Карасик кипятил воду в консервной банке на тротиле. Взрывчатка горела превосходно: 1-2 минуты - и банка закипала, но полностью покрывалась толстым слоем сажи.

- А не взорвется? - доктор на всякий случай держался на расстоянии.

- Не, - мотнул головой Карасик, - тротил горит, а взрывается от капсюля-детонатора, так что возьми пару шашек и пользуйся, разведчикам я уже дал. Видишь, коптят за горой - обед готовят. Курить есть?

-Я не курю.

- А я не могу бросить.

- Вот и бросай, раз сигареты кончились.

- Э, нет. Когда сигарет нет - курить охота в сто раз больше. Карасик потянулся к рюкзаку, достал фляжку - и ахнул, стало страшно. Во фляжке практически не было воды! Остальные давно были пусты.

- Штейнбергс! Сергей! - Карасик резко встал. - У тебя много воды?

- Кончается, но могу поделиться.

- Кончается?! - Карасик усмехнулся и застонал. Из треснувшей губы сочилась кровь. - Мы завтра не возвращаемся, я только что уточнил это у командира. Нам еще здесь торчать двое-трое суток... Короче, пока не возьмем базу.

- Но товарищ старший лейтенант, у нас еще три баночки супа и две баночки сока.

- Нет уж, суп без воды ешь сам, - зло проговорил Карасик, но, взглянув на недоуменный взгляд солдата, мягче добавил.

- Извини, Сергей, но сок откроем только тогда, когда подыхать от жажды будем, хорошо?

- Хорошо, Александр Николаевич. Карасик внимательно посмотрел на своего напарника. Не часто они называли офицеров по имени-отчеству, поэтому такое обращение было неожиданным.

Сергей под пристальным взглядом Карасика неожиданно смутился.

- Вы же сами просили называть себя так, товарищ старший лейтенант.

- Да все нормально, Сергей, все нормально, а это я просто так, задумался о том, где бы нам разжиться сигаретами.

Солнце поднималось все выше и выше, нагревая камни, и только в укрытии под большим камнем было прохладно. Сергей завалился под самодельный навес из плащ-палатки и посоветовал сделать то же самое своему командиру.

- Лучше днем отоспаться, а ночью прохладно, можно и пободрствовать, да и пить не так ночью хочется.

Но Александру не спалось, да еще он побаивался, что в прохладу заползет какая-нибудь змея. Карасик вышел на гребень хребта и окинул взглядом открывающуюся перед ним панораму. До самого горизонта тянулись горы без какой-либо растительности. Где-то там, куда уходили реактивные снаряды да периодически заходили на цель тяжелые бомбардировщики, находился базовый район душманов.

Из памятки воина-интернационалиста

Базовые районы представляют собой значительные по площади территории в труднодоступных горах, удаленные от коммуникаций и гарнизонов советских и афганских войск. Основными элементами таких районов были: штаб (исламский комитет), учебный центр, склады различного назначения, ремонтные мастерские, госпиталь, жилые постройки, укрытия и убежища. Здесь имелись постоянные гарнизоны для их обслуживания, охраны и обороны. Базовые районы хорошо оборудовались в инженерном отношении, имели развитую сеть оборонительных сооружений, прикрывались средствами ПВО.