Афганский дневник сапёра

(Страница 24)

Завершение операции "Западня"

Войсковая операция «Западня»- началась 18 августа 1986 г. Командование боевыми действиями в Кокари - Шаршари осуществлял генерал-армии Варенников В. И.
Целью операции являлась ликвидация тылового обеспечения и членов формирований вооружённой афганской оппозиции полевого командира Исмаил-хана.
Операция была проведена в три этапа на широком фронте равнинного и горного участков: в окрестностях старого Герата и в приграничном с Ираном, горном районе Шаршари. На равнинных I-м, III-м этапах операции осуществлялась зачистка районов, примыкающих к Герату от участников местных формирований, на горном — овладение базовым районом «Кокари-Шаршари» — главным опорным и перевалочным пунктом на границе с Ираном. Данная операция была признана одной из наиболее успешных масштабных общевойсковых операций ОКСВА в истории Афганской войны (1979—1989).
рисунок Рената Шафикова
рисунок Рената Шафикова

В базовом районе царило оживление. Шурка заглянул в одну палатку, увидев, что там обедает подполковник Авдюшев, хотел выйти, но тот доброжелательно поднялся навстречу.

- Проходи, садись, сейчас будем обедать, ну как, очень устал?

Другие также задавали вопросы, хлопали по плечу, Карасик,оказавшись в центре внимания, чувствовал себя неловко и только смущенно улыбался грязным, заросшим, несколько дней не мытым лицом. Выручил прапорщик Радченя. Решительно взял взводного под руку, повел за собой к МАФС-3.

- Раздевайся совсем, сейчас шлангом для начала обработаю, а потом - в столовую.Отмахиваясь от напора воды, испытывал небывалое чувство блаженства, а когда небритый, сытый занял свое место на БТРе, и колонна тронулась, даже петь захотелось - жить все-таки чертовски здорово, а причудливые скалы казались теперь привлекательней и ближе.

Пройдя сухое русло, перевал, Карасик обернул рот тряпкой - снова пустыня с мельчайшей пылью, которая забивалась в рот, волосы, во все щели, снова скрипел песок на зубах. Скорей бы бетонка. Недалеко от Туругунди Карасику на переправе встретилась вся инженерная служба полка: ротный, начальник инженерной службы, командир инженерно-саперного взвода.

капитан Мазов
капитан Мазов

Мазов обрисовал мрачную картину: БТР лишился управления и застрял между дувалами. УРАЛ не смог дотащить его до переправы.

- Что будем делать? - обратился со злостью Карасик к младшему сержанту Смирному, водителю БТРа.

- Не знаю, - тот пожал плечами, - но буксировать его невозможно.

- Невозможно?! - взводный задохнулся от злости. - Так ты готовил машину к рейду, паршивец! Я бы точно набил тебе морду, будь моя воля, а «невозможно» я слышу уже много лет.

- Товарищ майор. - Карасик обратился к Пономаренко, - разрешите взять УРАЛ, я попробую дотащить его сюда, а на ту сторону как-нибудь переправим.

Речка была небольшой, но крутые берега мешали транспортировать неисправные машины, поэтому на том берегу остался тягач из саперного батальона, который обеспечивал пропуск техники. Взяв свой БТР и УРАЛ, Карасик осмотрел БТР ротного, беспомощный, неуправляемый, с неисправным рулевым управлением, с посаженными аккумуляторами.

- Что, гонял стартер, пока не посадил? - обратился взводный к механику - водителю.

- Не, товарищ старший лейтенант, ротный постоянно сидел на связи, вот аккумуляторы и сели.

- Будем тянуть за корму, - решил Карасик и огляделся, решая, как удачнее заехать с другой стороны. За дувалом, весело щебеча, играли дети, женщина с кувшином, увидев «шурави» быстро прикрыла лицо и скрылась за дверью.

Неожиданно раздалась пулеметная очередь, афганские ребятишки быстро легли на землю, некоторые пробежали за укрытие. Убедившись, что опасности вроде нет, снова принялись за игру.

«А ведь для них война - это жизнь, другую и не знают», - подумалось с горечью.

- А кто стрелял?

- Наши, товарищ старший лейтенант, пугнули, чтобы с машины ничего не стащили, иначе не отгонишь.