Афганский дневник сапёра

20 December 2018

Страница 75

Наркоман

По афганской, раскаленной солнцем земле

После боя вернется колонна домой,

И не хочется думать об этой войне... Только завтра опять начинается бой.

(Из песни воинов-интернационалистов)

Рисунок Рената Шафикова
Рисунок Рената Шафикова

Начался новый, 1987 год. Как секретарь первичной партийной организации роты, Карасик убыл на сборы в Шинданд. Поселились в расположении артиллерийского полка.

Карасику нравились любые сборы, под каким бы они предлогом не проходили. Можно узнать что-то полезное, да и отдохнуть от служебных забот. Но отдыхать долго не пришлось. В районе стрельбища, в трех километрах севернее Шинданда, сосредотачивались войска для выхода в рейд на Кандагар. Сан Саныч обрадовано встретил Карасика:

  • Тебе чертовски повезло, сачканул от строевых смотров в полку!
  • Зато здесь не ускользнул, - ответил Шурка.
  • Да мы вроде нормально подготовили роту, так что особенно не переживай.
  • Да я не переживаю, тем более, на Кандагар мне не приходилось ходить.
  • Удовольствие не ахти, но капитан Андронов отозвал тебя со сборов, потому что Куликов с Крымским остались в полку нести караульную службу, а возиться самому с ротой ему не очень-то хочется, кстати, у нас появился старшина роты, познакомься.
  • Владимир Николаевич Кудрявцев! - протянул руку высокий прапорщик. - Был командиром автомобильного взвода в Союзе, а вот поставили к вам старшиной.
  • Ничего, на боевых будешь исполнять обязанности и техника роты, а по приезду, я думаю, мы решим твой вопрос положительно.
  • Итак, кто у нас из инженеров катит на это мероприятие? Капитан Андронов, я, Сан Саныч, новый старшина, Николай. Еще?
  • Справимся, Санек!
  • Конечно, - ответил Зубанов, я вижу, что ты снова в форме, а то Андронов здорово за тебя переживал.
  • Все нормально, а вот какого черта ты поперся на Кандагар, это ведь надолго, ты сам об этом говорил.
  • Ты намекаешь на то, что скоро замена?
  • Конечно, вон Санька с Игорем давно уже не ходят на боевые.
  • Да ну, знаешь, как тяжело ждать последние дни заменщика, а на боевых время летит быстро!

На следующий день, перед строевым смотром, прибыл майор Пономаренко. Карасик подумал вначале, что он прибыл проконтролировать строевой смотр, но оказалось, что майор Лапшин вытащил его на боевые согласно приказа командира дивизии.

На смотре, при проверке имущества, произошел небольшой скандал с недавно назначенным заместителем командира взвода младшим сержантом Бондаренко. Когда проверяющий стал расспрашивать порядок работы на миноискателе, тот стал отвечать раздраженно и в резкой форме. Даже шеф не мог его успокоить.

  • Что ты на это скажешь? - обратился начальник к Карасику.
  • Сейчас разберемся, - Карасик выглянул из будки. - Бондаренко, ко мне!

В будке появился младший сержант.

  • Почему Вы себя так вели на строевом смотре?
  • Да я нормально себя вел, это полковник придираться стал.
  • А, по-моему, это Вы стали хамить, - вмешался в разговор начальник.
  • Да ну, вас! - махнул рукой Бондаренко и направился к выходу. Карасик схватил его за шиворот и швырнул вглубь будки. Бондаренко упал, сел на пол и заплакал.
  • За что Вы меня?! Что я Вам плохого сделал?
  • Да ты, командир, смотри на него! - начальник приподнял младшего сержанта. - Он же обкуренный!
  • Садись! - Карасик указал Бондаренко на стул. - Давно наркотиками балуешься?

Тот пялился на офицеров помутневшими глазами, но агрессивность, как видно, прошла.

  • Я Вас очень уважаю и, если сможете, выслушайте меня.
  • Ну.

И он начал нести такую несусветную околесицу, что Карасику вдруг стало не по себе, ему показалось, что перед ним находится психически больной. Но начальник шепнул, что пусть высказывается, полезную информацию надо мотать на ус.

  • И давно ты употребляешь наркотики? - прервал он излияния сержанта.
  • Почти год назад, или больше, но ведь этого вам не докажешь, а лучше, если бы вы сами попробовали. Покуришь, и так хорошо на душе становится, кажется, что любые задачи можно выполнить, да и на душе становится спокойнее.
  • А где вы храните наркотики?
  • Чего? - переспросил сержант. Чаре где?!
  • А-а. Вот здесь, - Бондаренко снял шапку и показал, как можно сделать тайник.

Карасик видел перед собой человека, который не отдавал себе отчета в том, что он говорит. Начальник вставлял в его речь вопросы, он отвечал подробно и даже с удовольствием. Таким образом, узнали всех в роте, кто употребляет наркотики, и даже в каком количестве.

  • А где вы достаете? - задал вопрос Карасик.
  • Ха, товарищ старший лейтенант, в этом нет ничего сложного! За инженерным городком есть сарбосовский пост, вот у них и меняем за ракетницы и патроны. А вечером в палатке покуришь, и на разговоры тянет. А Вы строгий, товарищ майор, как крикните: «Строиться, рота!», так мы сразу выскакиваем из палаток.

Постепенно до сержанта стало доходить, что он не то говорит, лицо у него страдальчески сморщилось, и он попросил закурить. Карасик подал ему сигареты, но тот отказался и полез к себе в карман. Начальник вырвал у него пачку и выбросил, скомкав. Бондаренко съежился и попросил воды. Карасик встретился взглядом с сержантом, и ему стало не по себе. Это был взгляд ненормального человека. Залпом выпив стакан воды, сержант продолжал:

  • Вы, товарищ старший лейтенант, точно будете генералом. Мне что-то плохо, дайте еще воды.

Снова пошел всякий вздор. Майору тоже стало не по себе, и он приказал отвести сержанта в медсанбат. Почти всю ночь Карасик возил его по врачам. Кончилось тем, что Бондаренко оказался на гауптвахте, а Карасик, уставший, разбитый, готовил технику к осмотру.