Как курсанты с гражданскими воевали. Продолжение.

Здесь не всё так просто. Ведь в двух наших военно-морских училищах училась и масса севастопольских ребят. В этом году он лупит и получает сдачи в драке с курсантами, а через три-четыре года уже машет ремнём, сражаясь с гражданскими.

Такой срок я привожу потому, что младшекурсников к таким баталиям не допускали, подождите, придёт и ваше время:)

Перейдём теперь к непосредственным воспоминаниям бойцов с обеих сторон. Только надо помнить о коварстве памяти и часто субъективности восприятия одного и того же события разными его участниками. Начнём, перекрестясь.

" Все мы прекрасно знаем, что ноябрь - время призыва и пацаны с Северной в этот период всегда рубились с Голландией, то сильно, то слабо, но всегда. В этот вечер 2 ноября 1972 года по дороге на 12 причал в училище возвращался кто-то из пятикурсников. Его в районе горки перехватили молодцы районные и сильно помяли: убийства не было, но были серьезные переломы рук и ног, о голове и лице не говорю. Когда он дополз до родных стен, то ДВС (дежурно-вахтенная служба) сбросила информацию на режим. А дальше все пошло по сценарию. Сорвался весь третий и четвертый курс ( 5 в основном был в увольнении) и колонной в триста человек прошлись от Бартеньевки до площади Захаров, пропуская через строй весь мужской пол, попадавшийся на пути. Естественно, зачинщиков и участников не нашли. Уже 3 ноября Голос Америки передал, что в Севастополе имели место столкновения курсантов ядерного колледжа с местным населением. Стучал же какой-то гад... "

1976-7 год не ознаменовался чем-то особо выдающимся, так, по мелочи, а вот октябрь 1982-го...

Надо знать немного дислокацию. "Яма" - танцплощадка на Матросском бульваре, где завсегдатаями были и курсанты, и матросы. "Минка" - чистом матросская вотчина, ДОФ (дом офицеров) - курсантская. "Ивушка", она же Ива, завсегдатаи гражданская молодёжь, изредка на свою голову туда захаживали курсанты.

Из воспоминаний курсантских. Далее все авторские тексты я немного сокращу, ибо формат не позволяет приводить их полностью:

"Я тусовался на "Яме", было ещё несколько наших многоборцев. Прибежали избитые, в крови наши голландёры. Им ввалили на "Ивушке", численный перевес был за гражданскими. Наши кинулись за подмогой на "Яму" и Графскую пристань, в это время начиналось массовое возвращение из увольнения и курсанты стягивались к катерам.

На "Яме" меж тем прибавилось и курсантов и гражданских. Один из них забрал микрофон и со сцены заорал: «Кадеты, козлы, ну кто один на один?!! Ссыте? Ну два на одного?». Известный наш качок из сборной по многоборью просто взял его двумя руками и с размаха кинул на площадку. Тут всё и началось. Гражданских поначалу было больше, они разломали садовые скамейки и лупили нас этим штакетником, мы отбивались ремнями. Одну из этих штакетин сломали об мою спину. Если бы я не был гребцом с мощными спинными мышцами, точно перебили бы хребет.

В это время начало подходить на катерах подкрепление из Голландии. Основные бои переместились на Графскую. Гражданские ошиблись с местом и временем. Где-то к полночи наших было где-то тысячи полторы, гражданских примерно тысяча.

Все патрули города направили к месту событий, но они были бессильны. Если хватали кого-либо из наших - его отбивали и навешивали самим патрульным, так что вскоре они ограничились ролью зрителей. Комендант гарнизона пытался навести порядок с помощью мегафона, но его никто не слушал и предлагали убыть по известному адресу. Попытались теснить толпу машинами, но несколько Луноходов были перевёрнуты...

Про тысячи бойцов что-то меня терзают смутные сомнения, оставим это на совести рассказчика, хотя уже были другие времена, я был к тому моменту капитан-лейтенантом и где-то в это время находился в Сирии.

Однако самая грандиозная по ожесточённости была бойня 25 сентября 1987 года.

А почитаем-ка воспоминания участника со стороны гражданских.

"Ивушка – это отдельная песня – туда ходили не на танцы – туда ходили именно ПОТУСОВАТЬСЯ и ПОДРАТЬСЯ !!!!! Кадетов(курсантов военных училищь ) в славном городе-герое Севастополе – главной базе КЧФ действительно не любили…( хотя половина курсантов или 1/3 были севастопольскими пацанами – причём что интересно – не важно в каком районе города ты жил до училища – если становился курсантом – то все защищали СИСТЕМУ – то биш дрались за училище…У меня кореш был – 3 или 4 года ходили вместе на Ивушку , гоняли Матюху и Камыши , жили в одном районе и учились в одной школе , а когда он стал курсантом – мне сказал прямо – ИЗВИНИ – если будет драка – то драться буду за училище …

Далее автор приводит те же рассуждения об источнике неприязни гражданских к "кадетам", что и я - предпочтение их девицами, конечно. И отметает социальную составляющую, ибо учиться на механиков подводных лодок отпрыски тогдашней "элиты" вряд ли стремились. В основном у нас отбор был из рабоче-крестьянской молодёжи с примесью служивого сословия.

"Всё началось из-за девчонки, конечно, в среду. В троллейбус, где ехали наши, на остановке у ДОФа вошёл курсант с девушкой и возмутился, что ей не уступили место. В ответ его обидели словесно, он решил применить кулаки, ему набили рыло прямо в троллейбусе, а потом ещё добавили в туалете на Графской пристани. А в это время уже возвращались курсанты из увольнения, наших спасло только то, что они успели добежать до троллейбуса и вскочить в него. Кто не успел, то сильно об этом пожалел. Водителю велели не открывать двери, а что ему оставалось делать?

Было обидно за такое бегство, наши решили отомстить. Был кинут клич и в пятницу на Графской собралась большая толпа. Когда пришёл катер из Голландии с уволенными в город курсантами, их начали избивать сразу, даже не успели все выйти на причал. Часть из них остались лежать на причале, часть выбросили в море. Наших было гораздо больше, чем мог привезти катер.

Мы решили, что дело сделано и отправились восвояси, не подумав, что курсанты это так не оставят и постараются взять реванш. Хотя люди опытные предупреждали - ничего ещё не кончено и лучше по одному в городе не появляться. Когда настали выходные, мы отправились в город на "Ивушку" , а нам навстречу летит кореш с криком: "Кадеты наших бьют!"

Что хотелось бы добавить? Тут имеют место некоторые аберрации по времени. Ибо сомнений в дате 25 сентября 1987 года нет, а это была именно пятница, календарь подтверждает. И в воспоминаниях курсантов указывается, что начальство подозревало о предстоящей карательной экспедиции в город, и было опасение, что на выходные увольнение зарубят, поэтому расправа и была осуществлена в пятницу. Но это всего лишь небольшие шероховатости, основной ход событий изложен близко к истинному ходу событий.

Окончание следует.