Такие длинные ночные вахты...

4 March 2018

Без пятнадцати полночь закурлыкал будильник. За многие годы переломанный через колено сон стал для меня обыденностью, просыпаюсь я легко.
Тем более, залёг спать около девяти, три часа - это неплохо. Вот если бы в этот отрезок времени была погрузка или выгрузка металлолома (да хоть и угля) из четвёртого трюма, отделённого от моей койки только обшивкой каюты и нетолстой стальной переборкой - было бы гораздо хуже.

Судно слегка покачивается на встречной волне. Быстренько умываюсь, накидываю полукомбинезон, затыкаю уши специальными ватными тампонами и, пройдя безлюдным коридором, открываю дверь в тамбур машинного отделения. Снизу навстречу кидается грохот дизелей вперемешку с визгом турбонагнетателей и запах горелого масла. Сейчас я его почти не обоняю, принюхался, а в первые дни возвращения на судно после перерыва между контрактами этот смрад ощущается гораздо резче.

Спускаюсь по длинному трапу. За прозрачной стенкой поста управления виден ожидающий смены дед. Приветственно помашем ему рукой и короткий осмотр машины. Давления, температуры воды-масла, уровень топлива в расходной цистерне, масла в циркуляционных цистернах и воды в расширительных бачках, что там с дейдвудными сальниками, уровень воды под настилом машинного отделения и состояние работающего дизель-генератора.

Ясно, что дедушка следил за всем этим, но таков порядок. Если я пропущу какое-нибудь безобразие, то, после росписи в машинном журнале о приёме вахты, виновником буду я.

Поднимаюсь в выгородку поста управления. Здороваемся и, если есть необходимость, стармех даёт какие-нибудь указания, а если хорошо выспался днём ( да и ночью у него минимум шесть часов сна) то задерживается минут на двадцать потрепаться о том, о сём.

Потом он уходит, и где-то с часа ночи на судне не спят два человека: я и вахтенный штурман на мостике. Вообще-то, "собаку" должен стоять старпом, он же "чиф", но на некоторых судах это правило не выполняется.

Просматриваю параметры главных двигателей за время после моей предыдущей вахты, они могут рассказать достаточно интересного. Заглядываю в журнал поручений, расписываюсь о прочтении тех, которые адресованы мне. Если надвигается конец месяца, то можно заняться составлением отчётных документов, с каждым годом их всё больше и больше.
Или заняться каким-нибудь обслуживанием матчасти, мне что-то не понравился запах горелой резины от работавшего компрессора. Наверняка ослабло натяжение приводных ремней, они проскальзывают на шкивах и перегреваются. Надо подкрутить регулировочные болты.
И привести в сознание мановакуумметр на балластно-осушительном насосе №2. Скорее всего засорилась солевыми отложениями подводящая к прибору трубка.

За мелкими хлопотами приходит время очередного обхода машины и записи параметров на специальную дощечку, которые потом будут перенесены в машинный журнал.
Твою мать, опять на втором цилиндре левого двигателя упала температура выхлопных газов. А значит, он не работает. Задрал уже этот второй цилиндр, постоянно с ним какая-нибудь проблема. Щупаю топливную трубку высокого давления. Так и есть - она горячая!
О чём это говорит вам? А мне понятно: иглу распылителя топливной форсунки заклинило в нижнем положении, топливо в цилиндр не поступает или поступает мизерным количеством.
Обычно топливо, нагнетаемое к форсунке, охлаждает эту трубку, а в данном случае насос высокого давления тупо месит одно и тоже количество солярки, вот она и греется.

Ну что, менять форсунку. Собираю в мастерской нужный, до боли знакомый инструмент, приношу его к дизелю, потом притаскиваю резервную, отрегулированную и проверенную на стенде форсунку, штуки четыре их всегда имеется в запасе. Звоню на мостик: надо минут на двадцать остановить левый двигатель. Я могу управиться и быстрее, но на всякий случай нужен зазор, один раз форсунка пригорела так, что я выдирал её талью усилием в 500 килограмм и чего только не вытворял, пока не вынул. Примерно так у меня удалялись коренные зубы, природа позаботилась об их надёжном креплении.

С мостика поступает добро. Если бы дело происходило во время швартовки, отхода от причала или прохождения узкости, пришлось бы наплевать на небольшое падение мощности дизеля и подождать более удобного момента, но сейчас ничто не мешает взяться за замену.
Отдаю трубку топлива высокого давления и трубку отвода отсечного топлива. Потом крепление самой форсунки и специальной монтировкой поддеваю её, а там и полностью вытягиваю из колодца. Горячая, зараза, это делается в плотных перчатках.

Теперь опустить в колодец резервную, подсоединить отданные трубки и только потом затянуть с конской силой крепление форсунки и обжать окончательно гайки крепления трубопроводов. Именно в таком порядке. Топливные трубки очень жёсткие, они должны выдерживать давление более 300 атмосфер. Представляете, какой факел распылённого топлива возникнет из образовавшегося в ней свища, и как славно он заполыхает, если попадёт на раскалённые детали? Поэтому эта трубка двойная, лопнет внутренняя - топливо между двумя слоями металла попадёт в специальную ёмкость, где установлен датчик, который подаст сигнал вахтенному механику.
Так что, если сначала закрепить форсунку, но с малейшим перекосом - никаким силами штуцер топливной трубки вы к ней потом не присоедините.

Снимаю с дизеля инструмент, прошу у мостика добро на запуск машины.
Прокачал маслом, пшикает пусковой воздух, пошла, родимая. Вывожу на режим, осматриваю, - нигде ничего не сочится, температура выхлопных газов устанавливается аналогично остальным цилиндрам.

Убираем на место инструмент, форсунку кладём остывать в мастерской, днём ею займусь.

Помыть от солярки и графитовой смазки руки - и можно вознаградить себя чашкой чая. Или кофе.

Так проходит вахта, без пятнадцати четыре появляется заспанный третий механик. Обычно это более молодые ребята, пробуждение даётся им труднее, приходится иногда прибегать и к телефонным звонкам в каюту, а если вечер в порту перед отходом был удачный, то и расталкивать вручную.
И бывали моменты, что безрезультатно, ну, это жизнь :)

Вахта сдана, помыться в душевой и в койку. Где-то в полпятого я усну, а часов в восемь первый раз грохнет стальная дверь, ведущая на палубу рядом с дверью моей каюты. Начался рабочий день.
Более гнусного расположения жилища второго механика, чем на "Челси-6", моём последнем судне, я не встречал, хотя на "Закамске" было почти то же самое, только между трюмом и моей каютой была здоровенная топливная цистерна.
Но это уже другая история...

А их много у меня, подписывайтесь :)

На аватарке я на фоне Кейптауна, а этот снимок сделан в машинном отделении старенького сухогруза река-море "Рейнбоу". Возможно, он и теперь ещё жив.