«Главное — чтобы администратором был хорошим»

Почему Приамурьем должен управлять москвич. «Ракурс» Андрея Анохина.

Сказать, что новый поворот в судьбе теперь уже бывшего губернатора Александра Козлова оказался слишком уж неожиданным, все равно что покривить душой. Достаточно почитать краткую биографию, чтобы понять — такие люди долго не засиживаются. Биография в открытом доступе, поэтому в подробности вдаваться не будем. Да и прогнозы относительно его дальнейшей судьбы сейчас лучше не делать. До следующих выборов президента еще целых шесть лет, а наш Александр Александрович уже федеральный министр. Или кто‑то еще сомневается, что невозможное возможно? Оговорюсь сразу — это уже не намек, это уже спортивный интерес. Хоть ставки делай.

Наши проблемы — ваши проблемы!

Несколько слов о моем отношении к бывшему губернатору. В свою журналистскую бытность я пережил уже пятерых. Пришел в профессию, когда у руля стоял Анатолий Белоногов. Потом был Леонид Коротков, далее Николай Колесов, Олег Кожемяко, ну и, собственно, Александр Козлов — человек, на мой взгляд, абсолютно аполитичный. Да, он не боялся идти на конфликты с представителями различных партий, но при этом оставался абсолютным, я бы даже сказал махровым, прагматиком.

Я отлично помню 90‑е годы прошлого века: веерные отключения, долги перед бюджетниками, дефицит угля и вечные аварии в жилищно-коммунальном хозяйстве. А еще нехватку детских садов, школ и так далее и так далее. В таких условиях от главы региона требовалось просить деньги у Москвы. Просто просить деньги. Дескать, положение серьезное, дайте деньги!

Если память не изменяет, то ситуация начала меняться с приходом Олега Кожемяко, который выбивал деньги уже под конкретные проекты. Именно при нем сельское хозяйство пережило масштабное техническое обновление, решился больной вопрос с детскими садами, школами, в Приамурье зашли крупные производители сельхозтехники и так далее.

Общение Александра Козлова с федеральным центром сводилось к одному принципу: «А давайте сделаем что‑нибудь у нас, но за ваши деньги!» 

Александр Козлов сумел пойти дальше предшественника и оказался еще конкретнее. Его общение с федеральным центром сводилось к одному принципу: «А давайте сделаем что‑нибудь у нас, но за ваши деньги!» Это касается миллиардных траншей на переселение из аварийного жилья, модернизации города Свободного, крытых спорткомплексов, да и чего далеко ходить — даже обманутые дольщики Приамурья умудрились получить федеральные компенсации. То есть людей обманули здесь, дома, а оплатила их беды Москва. Впервые в истории.

Александр Козлов первый в череде многих амурских губернаторов, который не стал считать Дальний Восток в целом и Амурскую область в частности отдельными государствами. Он не боялся ходить по федеральным министерским кабинетам, убеждать и доказывать. «Ребята, наши проблемы — это еще и ваши проблемы», может, и недословно, но, я думаю, примерно так все и было.

В этом плане его работа останется практически неизменной, разве что высокие кабинеты теперь ближе — в пределах Садового кольца, и попасть в них проще.

В третий раз засвербит

И когда амурский губернатор уезжает на высокую должность в Москву, я считаю, что это хорошо и конструктивно. Тем более что по должности голова все равно должна болеть за Дальний Восток.

Потому что, вопреки высокому положению там, здесь остаются друзья детства, близкие и дальние родственники, одноклассники, любимая учительница, любимый тренер и соседи по лестничной площадке. Остаются друзья, соратники и коллеги. И вопреки расхожему мнению, это обязывает ко многому.

Вопреки высокому положению в Москве, здесь остаются друзья детства, близкие и дальние родственники, одноклассники, любимая учительница, любимый тренер и соседи по лестничной площадке. Остаются друзья, соратники и коллеги. И вопреки расхожему мнению, это обязывает ко многому.

Каждый из этих людей может набрать телефонный номер и сказать: «Здравствуй, Саша! Нам нужна новая дорога», как варианты — детский сад, больница или дополнительный авиарейс. Один раз можно ответить: «Это не в моей компетенции», второй раз: «Подумаю», ну а в третий раз засвербит. Обязательно засвербит, потому что на встречу одноклассников могут и не пригласить.

Амурчанам на высоких постах в Москве важно знать, что их с теплотой вспоминают на малой родине. Легендарный Степан Степанович Авраменко до конца дней ждал звонков из Приамурья.

Новая планка

Ну да ладно, поживем — увидим. Сейчас главная интрига другая. Самый популярный и ожидаемый вопрос — кто возглавит регион. Многие думают, что свой, доморощенный обязательно сделает нашу жизнь лучше, потому как земляк. Вполне предсказуемая реакция многих людей — Амурской областью должен командовать амурчанин. Спрашивается: зачем?

«Высокие кабинеты теперь ближе — в пределах Садового кольца, и попасть в них проще».

Все самые крупные проекты, включая мосты, гидроэлектростанции, космодромы, газопроводы, заводы и много чего еще на карте Амурской области, — это федеральные проекты. Финансируются они из федерального бюджета, целевым направлением, в большинстве случаев обходя казну Амурской области. Власти Амурской области большие федеральные деньги давно не распределяют, а вот мнение свое высказать могут. Так ли важна в этом плане амурская прописка у будущего губернатора? По мне так важно — чтобы администратор был хороший.

Я считаю, сейчас нам нужен губернатор из Москвы, как вариант — из Питера. Выйдет он из самолета, посмотрит на новый, современный, очень комфортный, но полупустой международный терминал, понаблюдает за расписанием авиарейсов и с тоской подумает: «У них тут даже аэроэкспресса нет!» И при этом добавит: «Как у нас, как в Москве!» А вот это уже планка и новые масштабные федеральные проекты, которые оплатит федеральный бюджет.

Человек, выросший в столице, неизменно захочет, чтобы кругом все было так же, как в Москве (возможно, за исключением метро). Я, кстати, тоже хочу жить как в Москве.

Мнение автора материала может не совпадать с мнением редакции.