Можно ли из зайца сделать волка?

31.03.2018

Почему не все хотят развиваться? Какие побочные эффекты у развития? Как стать независимым? Есть ли вред от психологов? На эти и другие вопросы отвечает Илья Суслов.

Визитка: Илья Михайлович Суслов, психолог-консультант, отец шестерых детей, прихожанин храма Спаса Нерукотворного музея-усадьбы «Мураново».

Беседу вела Наталья Зырянова

Должен ли человек стремиться к саморазвитию, или можно и без того быть цельной и гармоничной личностью?

Я считаю, что развитие человека обусловлено евангельской притчей о талантах, по логике которой каждому из нас даны какие-то способности. И наша задача – эти способности в себе обнаружить, осознать их и дать им нужное развитие. Когда человек еще мал, эта задача лежит на его родителях – не навязать свой путь, а выявить эти способности и дать возможность им раскрыться. Зачастую ребенок сам чувствует свой талант и хочет развиваться, а родителям это может не нравиться, потому что это не модно, не популярно или не денежно в будущем, а сейчас затратно и хлопотно, и они отказываются этот талант развивать. Но даже если они предоставляют необходимые условия для развития ребенка, этого бывает недостаточно. Потому что дети могут не верить в успех, их могут подкашивать мелкие неудачи: например, наругал преподаватель, дразнят в команде, кому-то проиграл в соревнованиях – это все может их сильно демотивировать. И тут важно их поддерживать, подбадривать: «У тебя уже лучше стало получаться! Мы в тебя верим, ты сможешь, у тебя получится!» И учить не пасовать, а преодолевать неудачи.

А если мы говорим о взрослом человеке? Вот он в детстве раскрыл свои таланты – отучился в музыкальной школе или в художественной, стал мастером спорта по гребле. Но все это осталось в прошлом. А сейчас что? Он и дальше должен что-то в себе развивать?

По логике притчи, должен. В притче хозяин обращается именно ко взрослым людям и упрекает их в том, что они не приумножили то, что он им дал.

Знаете, у меня всегда, когда я слышу притчу о талантах или цитаты из нее, возникает вопрос: а о тех ли талантах шла речь, которые мы сейчас обсуждаем? Может быть, имелась в виду склонность вовсе не к рисованию, пению, спорту – в общем, ко всему тому, что мы с собой никуда не заберем, – а совсем к другим качествам – терпению, любви, милосердию…

Все очень взаимосвязано, и если человек идет по пути развития, то параллельно развивается и духовно. Ведь талант означает призвание Божие. И если человек его обретет, то тут заходит речь и о смирении (вот, оказывается, чем я должен был заниматься!), и о терпении на пути освоения нового дела. Знаете, 10 лет назад я не был психологом, а был бизнесменом. Разочаровался в этом и стал искать свое призвание. И когда я стал уверен, что обрел его, – с радостью пошел по этому удивительному пути. И в то же время – после 35 лет снова пойти учиться, стать студентом после того как больше 10 лет был руководителем, и с нуля осваивать новую профессию – это потребовало большого смирения, труда и душевной работы, а также терпеливого ожидания результатов…

Почему далеко не все люди хотят развиваться?

Часто бывает так, что человек в детстве не получил, во-первых, необходимых навыков, а во-вторых – необходимой поддержки. И тогда во взрослом состоянии он не уверен в себе и ослаблен этой неуверенностью. И он будет находить бесконечные мешающие обстоятельства, объясняющие его инертность: не было денег, времени, возможностей. А у него просто нет сил двигаться вперед, он боится всего: неудачи, критики, боится заявить о себе. И получается, что мы ждем от него невозможного: давай, развивайся – а он не может. А чтобы у него появились силы на это движение, он должен получить поддержку от близких, от друзей, от духовника, от психолога, наконец, и тогда он, может, станет способен на подвиги.

Я работал в приходе, где трудятся бомжи, и много с ними общался, после чего пересмотрел свое отношение к ним. Вроде бы все наши претензии к ним понятны: «Ну вы же взрослые, сильные мужики, руки-ноги есть, идите работайте!» А они не могут. Настолько они были раздавлены в семье, что на мое предложение вернуться домой к родителям они с яростью и болью отвечали: «Ни за что! Лучше жить на улице!» Они с детства чувствовали себя нелюбимыми, неудачниками, двоечниками, хулиганами, и сейчас от них чего-то ждать – это все равно что пинать машину, у которой сел аккумулятор и кончилось топливо, требуя, чтобы она поехала. Вот такие и эти люди. У них нет сил, в первую очередь – душевных. Их можно долго лечить, воодушевлять, давать им недополученную родительскую любовь, которой, скорее всего, к сожалению, они будут злоупотреблять и садиться на шею.

А может ли человек развиваться не сознательно, а естественным образом, например, под влиянием благоприятных внешних обстоятельств?

Что касается обстоятельств, то на них стоит чутко реагировать. Очень часто, выбирая себе профессию в 17 лет, мы не можем сделать осознанный выбор и идем учиться туда, куда скажут родители или социум. А потом лет в 30–35 человек начинает хандрить, раздражаться, злиться и чувствовать, что не туда идет, не тем занимается. Это состояние называют кризисом среднего возраста. А тут еще начальник попался дурной, а еще экономический кризис и вообще грозит сокращение… Так, может, воспринять эту ситуацию как благо, как подсказку и не цепляться за каждую шаткую возможность остаться на прежних позициях? Слово «кризис» имеет значения: резкое изменение, крутой перелом, тяжелое переходное состояние; или в медицине: переломный момент в течении болезни, ведущий к резкому улучшению или ухудшению состояния больного. И, возможно, это как раз повод понять: все, это уже пройденный этап, и вообще ты мог заниматься не своим делом. И теперь вся эта ситуация подталкивает к переосмыслению, к инвентаризации своих навыков и способностей и – по результатам – к поиску чего-то нового, и желательно – призвания. Ведь смысл слова «призвание» – это та деятельность, к которой призывает Сам Господь. Сколько случаев, когда люди в 40, 50, 60 лет обнаруживали в себе когда-то забытые или глубоко запрятанные таланты, которые начинали развивать, осваивали новый вид деятельности и достигали хороших результатов.

А есть какие-то побочные эффекты развития?

Конечно, как и в любом другом деле. Как правило, они проявляются в отношениях с близкими. Когда человек находит призвание, оно идет зачастую вразрез с ожиданиями его родных, и возникает конфликт с семьей, с друзьями, коллегами, духовником. Плюс конфликт внутри человека, который вдруг теряет поддержку близких, которая ему так нужна на новом пути. И это такое зеркальное разочарование друг в друге.

Второе. Когда один из супругов начинает развиваться в семье, а другой – нет, то обычно это приводит к конфликту, перерастающему в противостояние супругов. И на этой почве может возникнуть сильное дистанцирование друг от друга, которое может дойти и до разрыва.

Третье. Бывает, что человек с головой уходит в свое новое увлечение, и до него не достучишься – он ничего другого не хочет видеть и слышать.

А если еще этому вновь обретенному призванию сопутствует успех и признание в обществе, то могут развиться тщеславие и гордость, человек может впасть в прелесть. Бывшая обида на неподдержку может перерасти в злорадство, в жажду мести: вот, мол, вы меня не поддержали в свое время, а я все смог, все сам. И вот теперь смотрите – кто вы, и кто я!

Тема развития, личностного роста сегодня часто отсылает к психологу. В каких случаях полезно обращаться к психологу, а в каких – точно не стоит, и есть смысл в себе искать ресурсы для решения сложной ситуации и разбираться, и развиваться самостоятельно?

Люди редко приходят к психологу для получения помощи в собственном развитии, для того, чтобы стать лучше. Чаще – от безысходности. И в основном хотят, чтобы их выслушали, пожалели, утешили, дали волшебную таблетку, после которой жизнь сразу наладится. Приходят, когда очень плохо и стало просто невыносимо. Находят в себе силы признать, что сами не справляются. Потому что это великая иллюзия, что человек может решить свои сложные жизненные вопросы без посторонней помощи. Ведь даже у патриарха есть духовник! И у любого мастера был свой наставник! И если психолог грамотный, с рекомендациями, то я не вижу никаких противопоказаний для обращения.

А нет ли опасности стать зависимым от этой помощи и отвыкнуть вообще самостоятельно двигаться и принимать решения?

Риски всегда есть. Но если психолог достаточно профессиональный и не склонен злоупотреблять своей властью, то он добросовестно выполняет свою задачу (она у него такая же, как у родителей – помочь человеку стать зрелым, самостоятельным, ответственным, функциональным, целеустремленным). Он не дает советов, как жить, он помогает человеку вырасти до состояния взрослого и независимого.

А если говорить об опасностях, то реальную опасность представляют, во-первых, непрофессиональные психологи, а во-вторых – тренинги личностного роста. Люди туда приходят очень разные, со своими (иногда серьезными) травмами. А диагностики на тренингах не происходит. В человека начинают разными способами вселять уверенность: ты можешь, ты справишься! Буквально навязывать, а он к этому не готов, потому что не чувствует в себе ресурсов для этого и потому что этого нет в его опыте.

Разве этим можно навредить – тем, что человек поверит в себя и станет держаться увереннее?

Вот представьте себе, есть люди – зайцы. Боязливые, слабые, неуверенные, ведомые… Где зайцу комфортно находиться? Под кустом в лесу. А тут его сажают на пенек посреди поляны – все, волк тебя не тронет, можно его не бояться. Но проблема в том, что у него вся психика, вся физиология приспособлена и настроена на страх. И если он десятки лет считал себя слабаком и неудачником, то у него от такого эксперимента над собой дар речи теряется, ком в горле, ноги ватные, он ничего ни сделать, ни сказать не может. И воспринимает это как издевательство, потому что он пытается делать шаги, а у него все нутро зайца, и он не способен на них. И потом становится только хуже, он думает: «Ну, я совсем тупой и никчемный. Мне же объяснили: делай так, делай эдак, я с этим согласился, а у меня все равно не получается, я все равно боюсь, значит я – совсем слабак, трус, неудачник». И это только усиливает его негативное отношение к себе и еще больше демотивирует, а не наоборот.

А что в этой ситуации делает грамотный психолог?

Он не будет сразу говорить: у вас все получится. Он сначала будет исследовать причины: почему человек себя так чувствует и ведет? Как он попал в такую ситуацию? В возрасте до десяти лет происходят самые серьезные психологические травмы, которые потом определяют поведение уже взрослого человека. Их нужно выявить и прорабатывать. И только потом пытаться понять, ощутить на сознательном уровне, что это не так страшно, если, например, он с кем-то заговорит или кому-то скажет «нет». Может уйти не один год на то, чтобы человек перестал бояться людей, потому что у него весь организм подстроен под эту закрытость, под это избегание как способ выживания в мире. И к этому нужно относиться уважительно. И тут мало объяснить, что можно по-другому. Человек не поверит. Нужно переосмыслить детские травмы, перепрожить их.

И в то же время психолог из зайца волка сделать не может. Потому что нужно учитывать тип характера, данный человеку от рождения. Не каждый рождается полководцем, и не каждый обязан быть слишком уверенным. И если в жизни человека было средовое влияние, которое усугубило недостатки его характера, сделало его совсем неуверенным, трусливым, то именно с этими последствиями и будет работать психолог. И может помочь зайцу очень трусливому стать храбрее, не более. Он все равно не станет волком, а останется зайцем – мягким, ненападающим, деликатным, скромным и застенчивым человеком. И в то же время он перестанет бояться на патологическом уровне. Психология не всесильна, и чудес от нее ждать не надо. Надо ставить реальные задачи. Задача психолога – помочь исправить перекосы, а не изменить то, что заложил в человека Бог.

Все публикации