Устами героев

22 June 2019

Многие современные художники слова не знают истинной борьбы. Они не борются за праведный свет, не стремятся вселить ясности в рассудок человека, а плоды их трудов создаются для увеличения собственного капитала и замыливания читательских глаз.

В бесконечном поиске «душещипательных пустот» современный читатель сам зачастую уходит от нужной и полезной литературы, от светлой и честной, что ныне большая редкость, уходит в левую сторону литературы пустой. Как писала Капитолина Кокшенева: «Хороший мостик налажен между государственным бюджетом (властью) и бизнесом (книжным рынком)!»[1]. И этот процесс необратим – капиталистический мир не собирается покидать народную арену. Оно и понятно, кому захочется глядеть за либеральный горизонт, когда личный карман всегда полон.

Несмотря на высокий уровень литературной и культурной в целом захламленности, есть еще та самая литература, пульсирующая, живая, настоящая. И как бы не стремился человеческий глаз обратить внимание на яркие обложки с кричащими названиями, как бы ни хотелось порой мозгу расслабиться при чтении сомнительной беллетристики, необходимо помнить, что не эти органы должны выбирать литературу, этот выбор под силу только душе. Той самой душе, что всегда тянется к истинно прекрасному, к той прозе, что заставляет ее почувствовать себя таковой же, к тем писателям, которые способны душу возродить. И сделать это могут лишь те авторы, кто в основу своего творчества заложил национальную традиционную систему ценностей, нерушимую течением времени и народной разобщённостью. В ряду таких современных писателей Вера Григорьевна Галактионова и ее роль в народной культуре и просвещении текущего периода неоценима.

Столь разножанровая, многоуровневая проза автора, продиктованная православной душой – явление поистине гениальное. Своей литературой она являет современности историческую память о нерушимой России, о той народной, духовной и праведной ее стороне, что сохраняется и ныне. Сама писательница росла в деревни, и именно в этот период жизни появился тот луч, который и до сей поры освещает ей творческий путь.

Слова деревенских соседок да древних старцев были для юной Веры настоящим ларцом с самоцветами, «…и было в их сказываниях столько житейской и высшей мудрости, что детский слух «…» изнемогал от красоты, от сопереживания…».[2] И то тепло, которое рождалось от этой наполненной густой живой русской речи, тот страх, что ею услышанное не прозвучит больше вновь, таились в сердце молодой девушки. «И во взрослом состоянии всё-то я вспоминала о своём долге перед отговорившими людьми: их сокровенное следовало вытащить из небытия, перевести из смерти − в жизнь, непременно, потому что на всём белом свете выполнить это кроме меня − некому».[3]

Стремление запечатлеть русский народный быт, желание даровать современному читателю реальную картину о положении страны и цель, провозглашенная самой писательницей – «перевести из смерти в жизнь» ту русскую речь были воплощены в ее книге «На острове Буяне». Весь роман будто соткан из лоскутов христоцентризма и исконно русской самобытности. Но он не представляет собой оду русскому человеку и потому живой народный дух остается лишь на фоне всей отраженной в романе трагедии.

Той трагедии, что тянется не первое десятилетие, которая затрагивает миллионы людей, «оставшихся на пустынном берегу, от которого Русь отчалила»[4]. Сама Вера Галактионова, имея твердые и простые ортодоксальные установки, говорит о современном положении русского человека в его же стране: «Люди, ошарашенные происходящим, не понимают, как противостоять собственному бесправию, куда их ведут ювенальные технологии…»[5]. Осознавая, что современному человеку необходима духовная помощь, писательница в своей вышеупомянутой книге словно дарует ему веру в свой народ, веру в Россию. Устами своих героев, она будто подсказывает, на что нужно опереться, чтобы вывести страну из столь плачевного положения.

В романе «сосредоточена духовная энергия сопротивления русского человека нахлынувшему на страну чужебесию» [6]. Село Буян будто отделено от остальной России, оно отчуждено от оккупированного интеллигенцией города и продолжает сохранять исконно русские традиционные ценности.

Через своих персонажей Вера Галактиона отразила два современных противоборствующих идеологических класса. И словно, продолжая традиции классицизма поделила героев на «хороших» и «плохих», на тех, кто уважает и чтит свою страну, и на тех, кто стремится превратить ее в настоящее «просвещённое западное общество».

В лице Брониславы, Нины, Антона, в лице Макара Макарова, Степана Кормачева и других коренных жителей села воплощается самая что ни на есть любовь к Родине, непоколебимая сила и готовность встать на ее защиту. А защищать страну необходимо от городских псевдо-интеллектуалов – только прибывшего в село Викентия, Козина и других, ярых ненавистников такой самобытной сельской жизни. «Дикость нравов! «…» Отсталость общего развития. И первобытное мышление.»[7] – позиция этого лагеря, выраженная в словах Кеши. Именно этот герой является проекцией всей либеральной интеллигенции, которая так стремится вывести Россию из ее «тьмы веков». «Кретины пресловутые, их просвещать и просвещать еще – тысячелетиями»[8].

Бесконечные попытки героя продемонстрировать свой высокий уровень развития помогают читателю убедиться в его псевдо-интеллектуальности, да и только.. Не скупился он и на причисление себе мнимых регалий: «Я человек будущего, между прочим!...Скоро все такие на земле будут!»[9].

Эта навязчивая, укорененная в его сознании мысль о своем сверхважном значении выражается в каждой его фразе. Особенно ярко его превосходство над другими передается через убежденность в народной ограниченности: «Да, европейский путь развития вам не грозит. Впрочем, ты не поймешь!»[10], «ты его не знаешь!». Последняя фраза рефреном проходит через все диалоги героя, чего бы ни коснулась тема разговора, вердикт его всегда таков – «ты не знаешь». Хотя читатель убеждается в обратном - ничего не знает сам Викентий.

В ходе произведения автор дает надежду на возможное исцеление прибывшего в село горожанина, когда тот падает в овраг и переосмысляет свою жизнь. Лишь на пороге смерти «душа Кеши резко рванулась из темноты», оставил он атеизм, о котором с гордостью заявлял и взмолился Богу с искреннем сожалением о прежней жизни и клятвами о перемене своих взглядов. Так убедительна была его ложь, что ниспослал ему Бог спасение и путь из оврага, но, как и стоило ожидать, выбравшись, Кеша тут же отрёкся от своих обещаний о новой праведной жизни. Еще одна черта, присущая лагерю западопоклонников – лицемерие перед самим собой.

Но благо в романе есть люди, имеющие диаметрально противоположные взгляды, которые готовы сражаться с городской космополитической элитой. Бронислава – воплощение женского мудрого любящего начала. И сколь угодно можно осуждать ее за то, что она не разглядела в Кеше его истинного лица, незамедлительно отправившись под венец. Важно понимать, что ей это было необходимо. Стремление быть нужной и заполнить пустоту, оставленную ушедшим на тот свет мужем, а может желание оказать помощь нуждающемуся в ней чужаку, так или иначе, предложение брака она приняла. Но тем не менее, женская чувствующая душа ее ощущала его чужеродность: «Разве от наших мужиков такой дух, нечистый, идет? Нет, от наших – чистый. «…» Наши – работой пахнут, баней, веником березовым. А у этого – организм застоялся давно уж. Заплесневел, что ли, изнутри?»[11]. Помимо женской интуиции и чутья, Бронислава обладает состраданием ко всему окружающему. И о соседях, в беду попавших с переживанием думает, и баночки со смородиной носит тем, у кого неурожайный сезон был и всем доброго здоровьица желает, словом, настоящая русская женщина.

Вторым столпом праведного русского общества можно выделить главу семейства Макаровых. Его присутствие в романе являет собой олицетворение всей силы русского духа в скупе с современной реальностью и его устами глаголет истина: «…города захватили. Цены только на всё повышают, кожу с людей живьем дерут. Слой за слоем. И свет, и тепло у городских поотключали, чтоб денег побольше из них вытянуть. «…» звериный закон свой устанавливают для нас, для жителей коренных»[12]. Макаров – собирательный образ тех русских мужчин, которые в тяжелые исторические периоды были готовы грудью встать на защиту своей страны. «У нас денег больших нет. И не будет: мы ни анашой, ни Родиной не торгуем. Зато нравственность есть. Вековечная. Обороняться от дурных денег чужих придется, Бронь! «…» Опять отстаивать ее пора настала, землю нашу»[13].

Еще одним борцом за справедливость выступает Степан Кормачов. Он один из немногих, кто не только на словах, но и на деле доказал свою любовь к Отчизне, пусть не совсем мирным способом: он просто не смог терпеть прибывшего в село агитатора и избил его, за что получил тюремный срок. И несмотря на то, что Степану пришлось заплатить за свой поступок немалую цену, он остался горд тем, что сохранил свое мужское начало, не покорившееся городским чужеземцам. «В такой стране, где жизнь на деньгах установлена, русскому человеку жить невозможно. Или устройство меняй, против власти денежной поднимайся, или помирай. А жить – грешно. Невозможно нам»[14]. «Народ смерть свою пережил, они думают, если обобрали, приморили человека за одно то, что он – русский, то истребили и душу его: Не-е-ет: велик умерший при жизни человек! Нет сильней того уничтоженного народа, который уже одной только голой душой живет…»[15].

И действительно, русский человек одной голой душой живет, не имея ничего. Потеряв сплоченность общества и страны в целом, наблюдая как рушится историческая память и традиционная культура, не имея возможности повлиять на власть у русского человека остается лишь его душа. Она живет верой в лучшее будущее и надеждой на спасение. К сожалению, спасение герои романа видят лишь через войну: «Без большой крови не обойдется», «где начальство им за деньги продалось, там народу через кровь только освобождаться»[16].

Зачастую от бытовых описаний автор переносится в глубокие философские размышления, так, например, Бронислава, проводив мужа на автобус, заглянула к однокласснице Таисье, жене Степана. Разговорившись, женщины обе поддались эмоциям и тяжелым размышлениям о своей Родине: «Они обе замолчали, думая о грустном: об огромной заснеженной разоренной России, которая лежит вокруг Буяна… О заброшенных, тоскующих полях, замерзших меж лесами и долами в безнадежном сне, похожем на смерть. О миллионах бедных людей, изгнанных со своих уже не дышащих заводов. О юных не рожающих женщинах, предлагающих себя вдоль бесконечных дорог первому встречному, и об искалеченных нескончаемой войною парнях, тянущих руки за подаянием с инвалидных своих колясок…»[17]. Как горит русское сердце за родимый дом, как боязно русским людям его потерять и попасть под «западное просвещение».

Но не только эти герои транслируют реальную картину событий актуальных, на протяжении всего романа встречаются второстепенные персонажи с теми же взглядами, что лишь доказывает сельскую сплоченность духа. Так, от старухи в ларьке мы слышим о уже начавшейся войне: «Для большой России большой умище нужен… И война есть война. И она против нас давно идет, а мы кого же? Мрем, да терпим. Терпим да мрем.»[18].

Стоит отметить, что об этой самой «негласной» войне писал Василий Белов в работе «Окопы третьей Отечественной» - «Нет, Россия покамест жива…И русский народ сопротивляется очередному нашествию. Просто все еще не желают верить, что это случилось …», «Нынешняя Отечественная связана с комбинированным нашествием на Россию: тут и танки с автоматами «…», тут и наркотики, и простая невыплата зарплаты, телеодурманивание и прямой грабеж, тут и потеря обширных территорий, и навязывание чуждых стереотипов…»[19].

Примечательно, что статья Василия Белова и книга Веры Галактионовой написаны в один период с 2002-2003 гг. Оба писателя стремились отобразить положение в стране с максимальной объективностью происходящего, что у них, несомненно, получилось. Но как же вышло, что все эти описания актуальны по-прежнему?

Литература:

  • В. Г. Галактионова На острове Буяне. – М.: Издательство ИТРК, 2013. – 272 с.
  • Иван Ильин «О России. Три речи».
  • Капитолина КОКШЕНЁВА «Жили и жили… Кому это интересно?» // [Электронный ресурс]. - URL:http://www.hrono.ru/text/2009/koksh0709.php (дата обращения 14.05.2109)
  • Газета «Завтра», Блог: Стояние в правде // [Электронный доступ]. – URL:http://zavtra.ru/blogs/stoyanie_v_pravde (дата обращения 10.05.2019)
  • В. Г. Распутин «Мы не сдали крепостей, на которых стоит Россия»
  • Журнальный мир.рф // [Электронный ресурс] . – URL: http://журнальныймир.рф/sites/zhurmir/files/pdf/rk-2018-3-98-101.pdf (дата обращения 10.05.2019)
  • О. А. Платонов Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русская литература. — М.: Институт русской цивилизации, 2004. — 1104 с., С. 26 // [Электронный доступ]. – URL: http://rusinst.ru/docs/books/Russkaya_literatura.pdf (дата обращения 10.05.2019)
  • В. И. Белов Окопы третьей Отечественной, 2002 г.
  • Курова К. Будто время вдруг остановилось // Простор. 1986. №10. С.201-203;http://suzhdenia.ruspole.info/node/5018
  • Ирина ЛАНГУЕВА-РЕПЬЕВА. Воскреснут ли «мертвые души»? О новом романе Веры Галактионовой «5/4 накануне тишины». Журнал МОЛОКР, 2005, № 5, http://moloko.ruspole.info/node/1109

Tags: ЛитературоведениеProject: MolokoAuthor: Вартанян Маргарита