Мама, я очень скучаю по папе

14 February
22k full reads
3,5 min.
26k story viewsUnique page visitors
22k read the story to the endThat's 85% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Мама, я очень скучаю по папе

«С чего начинается любовь? – грустно в тишине размышляла Татьяна. – Как она возникает, распускается, цветёт? Может ли любовь быть вечной? Как понять, что мы сделали правильный выбор? Как узнать, что встретили именно своего человека?»

Эти и другие немые вопросы один за другим выпрыгивали из её головы, ударялись об оконное стекло и лёгким, невесомым облачком сползали вниз к подоконнику, постепенно растворяясь в кухонном полумраке. Уже второй час Татьяна сидела возле окна и пыталась что-то разглядеть в уличных сумерках. Нехорошее предчувствие сдавливало ей грудь.

В этот момент вечернюю тишину неожиданно нарушил скрежет ключа, поворачивающего дверной замок. «Наконец-то пришёл, – мелькнула первая мысль в голове женщины. И тут же следом, боясь опоздать, возникла вторая: Что он мне скажет?»

Илья неторопливо разделся в прихожей. Его, как всегда, мужественное и невозмутимое лицо омрачалось только двумя поперечными морщинками на лбу. Быстрый, равнодушный, как будто вынужденный поцелуй в щёку, не поднимая поникших уголков губ. Отрешённый взгляд в никуда и медленные шаги в сторону ванной комнаты.

Татьяна пришла в себя. Засуетилась, заметалась по кухне, принялась разогревать ужин. Время тянулось бесконечно. Ей казалось, что прошло не менее получаса, прежде чем мужчина наконец-то сел за стол.

– Как дочка? Как успехи в школе?

Дежурные вопросы всегда давались ему легко.

– Всё хорошо, сегодня одни пятёрки.

– Как у тебя дела, что нового на работе?

– Представляешь, Иван Петрович, мой начальник, сказал…

Татьяна замерла на полуслове. Она поняла, что Илья её совершенно не слушает. Он был полностью погружён в свои мысли.

– Что ты решил? – настороженно спросила она.

– Улетаю.

– Когда?

– Послезавтра.

В этот момент женщина отчётливо ощутила, как внутри неё всё окончательно рухнуло. Как последняя надежда, которая до сих пор поддерживала её, рассыпалась на мелкие осколки. Она смотрела на мужа грустными и опустевшими глазами.

– А как же дочь? Как же я? Как же наша семья?

Татьяна знала ответ наперёд, но всё равно задала этот вопрос, словно эти несколько слов могли повлиять на решения супруга. Весь этот бессмысленный разговор продолжался уже несколько месяцев. Каждый вечер, каждая ночь сопровождались бесконечными мольбами, уговорами и даже угрозами, безжалостно изгоняющими из сердца любовь, оставляя взамен пустоту, разочарование и равнодушие.

– Мы уже обсуждали это сто раз. Ты не хочешь ничего менять, а там меня ждут прекрасные перспективы: достойная зарплата и высокая должность.

В этот момент плотину, которая до сих пор сдерживала Танины слёзы, прорвало. Она горько и с надрывом зарыдала, обнимая обеими руками прижатые к себе коленки. Илья не выдержал, психанул, встал из-за стола. Оттолкнул в сторону практически полную тарелку с супом и вышел, оставив женщину один на один со своими мыслями. «Всё кончено. Всё окончательно кончено», – повторяла сквозь слёзы жена.

Пятнадцать лет назад она встретила своего мужа Ильюшу. Милого, улыбчивого водителя городской маршрутки. Любовь вспыхнула буквально с первого взгляда, и дни полетели незаметно. Вот она молодая и счастливая держит в руках красный диплом, вот их скромная свадьба, вот он забирает её из роддома, вот вместе ведут дочку в детский сад, вот отмечает на первой работе свой день рождения.

Работа… Именно из-за неё Татьяна и не может сорваться с места, чтобы полететь с любимым мужем на Север. Да, она является отличным специалистом и достигла в компании приличных высот, но вот её профессия в тех «глухих» местах совершенно не востребована.

Дочка… У неё такой сложный характер, она тяжело воспринимает всё новое, и не соглашается на переезд, потому что только недавно начала привыкать к своей школе.

Илья уехал в аэропорт один. Жена не захотела его провожать. Сказала, что не смогла отпроситься с работы. Дочку, конечно же, тоже не отпустила, сославшись на то, что ей рано ещё возвращаться домой на такси в одиночку.

Время остановилось. Дни медленно протекали мимо женщины, дополняясь то багряными красками опадающих листьев, то первым, сверкающим до слёз в глазах, снегом, то весенним, лёгким, ласкающим волосы, ветерком.

Илья звонил, но постепенно начал делать это всё реже и реже, хотя деньги продолжал высылать регулярно. Каждый телефонный звонок давался ему с трудом. Разговоры становились натужными, выстраданными и печальными. После каждой беседы слёзы из глаз Татьяны текли рекой. Пока общение совсем не прекратилось. Мужчина продолжал звонить только дочери, да и то делал это днём, когда она находилась в школе.

Пустота… Она была повсюду. Она преследовала и предательски давила на грудь женщины, которая по привычке проводила все вечера на кухне. Сидела возле окна и глупо надеялась разглядеть в мрачном дворе до боли знакомый силуэт родного человека.

В один из таких одиноких вечеров лёгкие детские шаги разорвали облачко её грустных мыслей. «Мама, я очень скучаю по папе», – голос дочери как будто разрезал обволакивающую пелену, вытаскивая наружу завязшую в болоте тоски уставшую женщину.

И Таня вспомнила. Она вспомнила всё. В том числе и совместные трудные моменты. Как он подрабатывал вечерами, чтобы она могла спокойно закончить учёбу в университете. Как он занимался дочерью, пока она строила карьеру. Как он ночью бегал ей за лекарствами в аптеку, когда она неожиданно слегла с температурой. Как он всегда был рядом, когда её проблемы сильнее всего давили на его плечи.

Илья медленно брёл домой, не глядя по сторонам. Спешить ему было некуда. Да и что рассматривать, если пейзаж вокруг оставался неизменным на протяжении нескольких месяцев. Снег, белый снег, огромные сугробы снега. Он холодил не только руки, потому что мужчина забыл на работе перчатки, но и сердце, которое погружалось всё глубже в морозную печаль.

Хотя нет, его сердце давно принадлежало другим людям. Он оставил его далеко отсюда, там же где находилась его душа. Здесь была только работа, работа и ещё раз работа, редкие выходные, и снова работа, работа, работа… До изнеможения, до кругов под глазами, до седины в висках.

Подойдя к подъезду, Илья почувствовал что-то такое, что давно перестал ощущать. Что-то сильно забытое, тёплое, родное проступало внутри него прямо сейчас. Каждой клеточкой он испытывал какие-то невероятные волнения, которые окутывали его с головы до ног. Мурашки пробежали по всему телу. Выбросив последние сомнения в сугроб, он с невероятной скоростью взлетел по лестнице к своей квартире и... не поверил глазам. Возле двери стояли два самых близких ему человека с сумками и чемоданами в руках.

Счастливые улыбки, звонкий смех дочери и нежный голос жены в одно мгновение отбросили гнетущую тоску и печаль, буквально раздавив их за считанные секунды. Тёплые, родные руки любимых людей одновременно обняли шею и спину Ильи.

«Наконец-то мы снова вместе», – прошептали пересохшие от волнения губы мужчины, а по щеке скатилась небрежная скупая слеза.