Выстрел на закате.

25.12.2017

     Петро и Васька — два местных браконьера сидели в засаде на косуль. Петро был опытным и прожженным браконьером. Знал все звериные тропки и «расписание» перемещения по ним. Вот и сейчас он обучал Ваську своему мастерству. Васёк, не смотря на свою относительную молодость был отличным стрелком, но вот в охотничьих делах понимал мало. Хотя с малых лет отец брал его на охоту, но только на утку. Будучи еще в шестом классе, он взял своего первого селезня. За что отец подарил ему «винтарь». Отслужив в армии в рядах ВДВ, Вася еще более отточил навык меткого стрелка.



     
     

   Женившись сразу после армии, он забросил охоту и взялся за рыбный промысел. Получался неплохой приработок к основной зарплате тракториста. Купил своей жене Светлане хорошую шубу. Для семьи и, в первую очередь для себя — хоть и подержанный, но хороший, отечественный автомобиль. Жизнь текла размеренным руслом. Родилась дочь, в которой Васька души не чаял и покупал для нее самые красивые и качественные вещи.

     Но вот где-то примерно полгода тому назад его жена Света стала канючить: «Вон Серега своей Машке уже вторую шубу покупает, да и машина у них получше нашей будет и новая и иномарка. К дому пристрой надо делать. И вообще от тебя постоянно рыбой воняет... Занялся бы лучше охотой — это более прибыльное дело». Васёк по началу было сопротивлялся, но взвесив все за и против — согласился. Бродить по лесу с ружьишком куда лучше, чем «плюхаться» в воде, проверяя сети. Да и со сбытом рыбы в последнее время стали возникать проблемы: госструктуры взялись за дело основательно, и стали «перекрывать кислород» браконьерам.

     Поэтому он и обратился к Петру — опытному деревенскому браконьеру, мол, возьми с собой, научи своему ремеслу. «Ладно», - согласился Петр, - «из-за уважения к твоему отцу и давнишней нашей с ним дружбы, беру тебя в свои ученики».

     И вот они сидят в засаде перед небольшим болотцем, укрывшись за густым ивняком. «Ну вот смотри, Васек», - наущает своего неофита Петр, - «Козел, он обычно ходит одной и той же тропой. Сейчас, когда чуть-чуть стемнеет, он пойдет по своим делам. Тут то ты его и накроешь». В это время действительно где-то недалеко раздалось козлиное «гавканье». «Ну вот видишь», - назидательно произнес Петро, - «Рядышком он. В первый же день выхода возьмешь своего трофея. А я, пока совсем не стемнело, пробегусь до Каменного (так называлось небольшое, подковообразное озерцо в полукилометре от них) там у меня петли на утку стоят». «Погоди, погоди, останься, как же я без тебя?», - засомневался Вася. «Да че ты трухуешь», - рассмеялся наставник, - «Заметил, как что-то рыже-оранжевое движется, пальнул и вуа-ля, как говорят французы». «А вдруг человек окажется?», - продолжал сомневаться Вася, - «Из-за кустов ведь плохо видно, да и сумерки надвигаются». «Вот чудак! Ну откуда здесь человек возьмется-то, на болоте? Я столько лет здесь промышляю и ни разу не видел, что бы тут кто-нибудь прогуливался». «Ну ладно, иди. Надеюсь, что справлюсь», - согласился Васёк.

     После того, как Петр бесшумно скрылся за деревьями, Василий занял более удобную позицию, превратившись в слух и зрение. Начал накрапывать небольшой дождик из наплывшей большой черной тучи, отчего сразу стало сумрачно. Он накинул на голову капюшон. И от мокроты укрылся и дополнительная маскировка получилась. И тут, совсем рядышком, хрустнула ветка. «Вот оно!», - промелькнуло в голове у Васи. И действительно, среди ивняка он увидел рыже—оранжевое движение. Он осторожно взвел курок и прицелился...

* * *

     Семен Макарыч, как обычно, проснулся рано утром. Сегодня у него в планах было заготовить немного «женского» тысячелистника. «Мужского» он уже нарвал, тем более, что рос он недалеко от деревни. А вот за «женским» надо было идти к бору, находившемуся километрах в пяти. Но начавшийся дождик сбил его планы. «Да уж, ранний гость до обеда», - подумал про себя Семен Макарыч. Так оно и случилось на самом деле. Дождь моросил до полудня, а тучки затянули небо до самого горизонта, что и просвета не было видно.

      Макарыч был местный «травник», а в прошлом — учитель химии и биологии. Поэтому о травах знал всё. И даже такие мелочи - чем отличаются «женский» и «мужской» тысячелистники. Он хотел было уже отложить свой поход за травками на следующий день, но после трех часов стало выглядывать солнышко и старый учитель засобирался в дорогу.

     На ноги он одел болотники, что бы не промочить и не застудить старые колени. Болотники недавно подарил ему сын, рыболов со стажем и поэтому знавший в них толк. Они были сделаны из современного материала и поэтому очень легкие. «Да уж, научились делать», - отметил Семен Макарыч, натягивая сапоги поверх высоких носков, связанных его супругой Софьей Ильиничной, из мягкой шерсти романовской овцы. На тот случай, если опять зарядит дождь, он одел старый, брезентовый дождевик. Ну вот, к прогулке готов!

    Семен Макарович шел широким русским полем, получая от этого неимоверное наслаждение. Солнце еще не до конца высушило капельки на траве и от этого поле переливалось невообразимыми красками. «Ну, пока дойду, должно уже подсохнуть», - рассуждал «травник», вдыхая полной грудью дурманящий аромат полевых трав. «А заодно и в борок загляну, наберу грибов для жарёхи», - пришла ему в голову мысль.

     «А пожалуй, сокращу-ка я путь немного», - стал рассуждать Семен Макарыч, - «Пройду вдоль болотца к бору, так на полкилометра ближе будет, чем по дороге, соберу грибов, а на обратном пути как раз на полянку с тысячелистником выйду. Во как здорово придумал», - сделал он такое заключение и направился к болоту.

     Когда он подошел к болоту, на небо наплыла большая, «жирная» туча, отчего сразу же стало сумрачно и начал накрапывать дождик «Вот же непруха», - подумалось Семен Макарычу, - «Похоже и без грибов и без травки останусь. Ну да ладно, не беда, зато вон как хорошо прогулялся, надышался». И от удовольствия, он, раскинув руки, потянулся...

     В этот момент раздался выстрел.

Продолжение следует.