85 695 subscribers

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

9,8k full reads
20k story viewUnique page visitors
9,8k read the story to the endThat's 47% of the total page views
5 minutes — average reading time

Как заставить себя делать важные дела? Как не откладывать на завтра? Почему мы отвлекаемся от сложных задач?

(Отрывок из книги «Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!»)

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

«Прокрастинация» – новая модная болезнь.

Причем, не просто болезнь, а самая настоящая эпидемия. Миллионы людей по всему миру сражены ею словно чумой. Лекарства нет, как спасаться – непонятно. Не иначе как эффект от какого-то психотронного оружия.

О чем, собственно, идет речь? Предполагается, что есть какое-то загадочное психическое расстройство, которое не дает человеку приступить к решению важных и насущных дел.

Вместо этого он занимается всякой ерундой: решает мелкие бытовые проблемы и развлекает свой мозг – киношки смотрит с сериальчиками, в интернете сидит, фотки в Instagram разглядывает, ленту скролит.

В общем, занят очень важным делом – получает удовольствие.

У болезни, правда, должны быть негативные проявления. И они, как водится, тут же обнаруживаются – пациент сроки срывает, все дела стоят, конфликты по кругу, жизнь летит под откос. Он испытывает стресс, чувство вины и потерю продуктивности.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

Все это, конечно, очень серьезно. Но закономерно.

Теперь давайте на мгновение забудем о том, что мы знаем это волшебное слово «прокрастинация», и зададимся вопросом: нормально ли это, что человеческий мозг выбирает между работой и удовольствиями – удовольствия?

Думаю, вряд ли можно считать такой мозг больным. По-моему, вполне нормальный и здоровый мозг должен поступить именно таким образом.

Но как быть с тем, что после очередного прокрастинационного запоя у человека возникает «стресс, чувство вины и потеря продуктивности»? А что вы хотели? Да, после возникает. За удовольствиями такое водится. Получив их, бывает, испытываешь и то, и другое, и третье…

Традиционный взгляд на удовольствие таков: если хочешь его получить, удовлетвори какую-нибудь свою потребность.

Кажется совершенно очевидным, что мы получаем удовольствие от вкусной еды, от глотка холодной воды в жаркий день или, например, от секса. В каком-то смысле это действительно так, но не совсем.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

На самом деле, удовольствие получает не наше тело, а наш мозг. Мозг же не может есть еду, глотать воду и даже сексом он занимается, в некотором смысле, опосредовано. В соответствующих процессах занято наше тело, а удовольствие, которое мы испытываем, делается мозгом.

Разница кажется пустяковой, но она фундаментальна. Собственно, эксперимент Шульца это и доказывает.

Вольфрам Шульц вживил специальные датчики в те зоны мозга обезьяны, которые отвечают за выработку дофамина – «гормона удовольствия».

Дальше обезьяне предлагалось нехитрое задание – она смотрела на экран монитора, где появлялись фигуры разной формы. Нажатие на рычаг при определенной комбинации фигур приводило к тому, что в рот обезьяны впрыскивалась порция виноградного сока.

Обучить такому трюку обезьян несложно, а ради виноградного сока они за монитором хоть вечность готовы сидеть.

Шульц же пытался понять, как ведут себя клетки мозга обезьяны, отвечающие за выработку дофамина. Вот выполняет она задание, видит нужную комбинацию, дергает за рычаг, виноградный сок поступает ей в рот. Казалось бы, самое время вдарить дофамином из всех стволов, правильно?

Но нет. Дофамин выделяется клетками не тогда, когда обезьяна получает сок, а тогда – внимание! – когда она увидела нужную комбинацию фигур на мониторе.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

То есть, удовольствие обезьяна испытывает не физиологическое – от сока, а интеллектуальное! Как только она сообразила («подумала и поняла»), что сейчас получит сок – все, радости полные штаны. Дофамин льется через край! Когда же сок и действительно поступает ей в рот – чему тут радоваться-то? Она уже итак знала, что «все будет».

Впрочем, как я уже говорил, удивляться здесь особенно нечему – всё, с чем мы имеем дело, происходит в нашем мозгу, а переживаемое нами удовольствие – тем более. Но главное – как все это происходит!

По сути, удовольствие мозг испытывает в тот момент, когда в нем возникает эффект понимания. Он складывает некие факты друг с другом – мол, появилась нужная фигура, такая фигура означает, что будет сок, – и ура, будет сок! Буря дофаминового восторга!

Еще раз: удовольствие возникает вообще не от сока, а от того, что мы умеем складывать дважды два. Именно поэтому Вольфрам Шульц назвал открытый им феномен «ага-эффектом»: это удовольствие от решения своеобразного интеллектуального квеста, а вовсе не удовольствие от удовлетворения физиологической потребности.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

Таким образом, человек, который считает, что страдает прокрастинаций, на самом деле страдает от удовольствий. Если, конечно, можно назвать «страданием» удовольствие, а настоятельный поиск способов пощекотать свои дофаминовые центры – мистической болезнью.

Ведь что такое масс-медиа? На самом деле, это машинка по производству «ага-эффектов»: любое информационное сообщение, интернет-мем, кинофильм, сериал – это загадка с разгадкой.

Здесь не надо специально ни о чем думать, напрягать мозг и пытаться что-то понять. Нет, тут все это складывание нужных интеллектуальных объектов друг с другом в вашем мозгу провернут без всякого вашего участия – главное не напрягайтесь, получайте удовольствие!

Если мы говорим, например, о кино-индустрии, то нас сначала намеренно озадачивают – мол, герой находится при смерти, одолеет ли он жестокого и вероломного врага? Момент тревожного ожидания, дофаминовые клетки вспучивает от напряжения и… О да, сейчас одолеет! Ура-а-а!

Когда на киностудии принимают сценарий, продюсер обеспокоен только этим: сможем ли мы захватить внимание зрителя, озадачить его судьбой героя и потом дать неожиданную, но предсказуемую (в смысле, что счастливую) развязку? Если да, у нас есть блокбастер! Если нет – отправляем на доработку.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

Любой масс-медийный продукт – это попкорн, который должен стремительно зажарится и шумно взорваться внутри головы конкретного потребителя.

Это, если хотите, универсальная технология по симуляции «ага-эффектов». Не открытия, которые сделали вы, не «Эврика!» в устах Архимеда, а просто «ага-эффект» – как у макаки.

Посмотрите на заголовки статей в интернете и СМИ: каждый из них интригующий вопрос – кликай и получишь ответ! А что происходит в вашем мозгу, когда вы заинтересовались чьим-то аватаром и перешли на страницу пользователя. Подтвердилась ли ваша догадка? Да, подтвердилась – ура! «Ага-эффект»! Не подтвердилась, и вы обломались? Ну ничего, ищем дальше – где-нибудь в другом месте сработает!

Тот же «ага-эффект» стоит и за ожиданием лайков под фотографиями, новых подписчиков, приглашением в «друзья» и т.д. Мы ждем, нам дают, мы испытываем удовольствие. Попкорн вспух, взорвался, уносите клиента.

В целом, быть может, это и неплохо совсем. Только нельзя не признать, что подобная стратегия истощает и выхолащивает.

Шульц показал это в другом эксперименте: когда макака узнает, что кроме виноградного сока есть еще шанс получить черносмородиновый (а это, что называется, вообще отрыв обезьяньей башки), она начинает злиться, получая виноградный.

Так что, неудачные переходы по ссылкам, не дающие прежнего восторга, постепенно становятся психологической проблемой. Да и киношки начинают казаться скучными, однообразными, не прикольными. Интернет-мемы повторяющимися и утомительными…

Мы как те крысы с электродами в башке – жмем на кнопки и получаем мелкий, плевый, секундный результат. Уже бы и отказаться, но нет, воспоминания о прежних восторгах манят и мы снова идем дальше – скролить, сёрфить, лайкать, скачивать и смотреть!

В общем, да – зависимость, да – глупость, но по крайней мере, это не смертельно, как в случае с крысами.

Действительная проблема в другом. Проблема в том, что мы таким образом размениваемся на медяки.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

Когда кто-то говорит мне о том, что он страдает прокрастинацией, я знаю одно – он не откладывает никакие «важные дела» «на потом», у него просто нет важных дел. Вообще нет. Он разменял все свои «важные дела» на множество мелких «ага-эффектов». Большую и грандиозную «Эврику!» Архимеда на тысячи и тысячи мизерных «ага».

Чтобы большая и настоящая цель в вас сформировалась, вы должны, я прошу прощения за жаргон, долго ее думать.

Да, когда вы долго и мучительно бьетесь над какой-то задачей, ваш мозг зреет, наливается и пухнет как большой кукурузный початок.

Когда же он найдет решение, и вы сложите в своей голове уже не дважды два, а большой, сложный и красивый интеллектуальный объект, вас не только зальет дофамином, вы создадите дополнительную часть себя, вы сами станете больше. Вы станете сильнее и лучше.

Это будет не просто «ага», это будет та самая настоящая «Эврика!».

Но до тех пор, пока вы бесконечно жмете на кнопку мгновенных дофаминовых эффектов, вы просто не можете ничего в себе взрастить – никакой большой идеи, никакого красивого решения.

В общем, страсть, с которой мы, в оправдание собственного бездействия, придумываем себе новые и модные «болезни», заслуживает, как мне кажется, лучшего применения.

Как победить новую модную болезнь — прокрастинацию?

(Отрывок из книги «Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!»)