Давать ценники Духу Святому – это грех против Духа Святого.

49k full reads

Святые люди, как огня, боялись взять лишнее. И не просили ничего. И не хотели ничего. И патриархи одевали старые тапки и в этих тапках до смерти ходили. И через них Господь совершал чудеса. И люди, которые могли не верить в нашего Иисуса, не уважать таких людей не могли. Могли не любить. Могли не слушать. Но не уважать – не могли.

Фото взято из открытых источников
Фото взято из открытых источников

Никто из сребролюбцев чудотворцем не бывает.

«Хочешь чудеса творить? – Хочу – Живи в нищете».

Конечно, добавь сюда и воздержание, и молитву ежедневную, и любовь к Богослужению. И язык прикуси, и от телевизора откажись. И – ...это самое. И вот еще – ...это самое.

Но главное – денег не люби! А людей люби и молись за них! И со временем Духу Святому захочется – (ну, прямо через тебя!) – исцелить какую-нибудь раковую опухоль. Потому что ты уже можешь. Через тебя уже можно. Ты уже никому не навредишь.

А там, где «интерес» появляется, – там нет ничего. Там только обман.

И люди знают это и ругают нас. И правильно делают пока мы будем глухими к этому. Будем славить святых, а сами будем стоять от них на расстоянии.... «Ты хороший, но я к тебе не иду. Ты – хороший. Ты и будь хорошим. А я уже какой есть, таким и буду».

Люди ждут от Церкви именно этого...

«Дашь – дашь. А не дашь, я и просить не буду! Но могу – не взять».

Просить не имеешь права. Называть цену запрещено.

Давать Духу Святому ценники – это грех против Духа Святого.

«Сколько стоит крещение? – Семь тысяч рублей». (!??!)

Господи, почему небо не упало на такие головы? Крещение – бесценно. У него нет цены.

Сколько стоит причастие? Сколько стоит исповедь? Что это? Что за безумные глаголы?

Сколько стоит свечка можно сказать. Свечка – это вещь. У нее есть цена. Цена воска, цена фитиля. Логистика, накрутка. На нее можно цену ставить.

Вот этого ждут люди. Они ждут чтобы мы были бессребрениками.

Ну ладно уж – не бессребрениками. Но – не сребролюбцами. Тогда мы освободим дорогу Духу Святому, чтобы Церковь была правильной. Чтобы все было правильно.

Чтобы все крещеные в нее зашли. Чтобы все некрещеные захотели креститься.

А то он захочет креститься, а ему скажут: «Приходи завтра – приноси десять тысяч!» Ну – елки зеленые! А рассказать мне? А поговорить со мной? А приготовить меня к этому?

Как-то подведите меня к этой купели! Чтобы я полюбил Иисуса Христа. Я же не знаю ничего. Я просто захотел креститься. Мне ночью приснился страшный сон, и я подумал – а может я умру скоро? Или мне нужно ехать в тяжелую командировку на вахту на полгода на север, и я уже не молодой. Думаю – а может покреститься мне?

Так расскажите мне! А ему называют цену. «Приди завтра и дай десять тысяч!» Да такая Церковь будет пустая. В ней будет шаром покати. И, если ее разрушат, «большевики новые», то виноваты в этом будут священники, а не большевики.

Чудотворство всегда – бессребрено.

Это очень важная вещь.