Анхар
23 495 subscribers

Не распиаренные беженцы

18k full reads
33k story viewsUnique page visitors
18k read the story to the endThat's 55% of the total page views
3 minutes — average reading time

Про то, что "белорусские страдальцы" вовсе не беженцы, я уже писала. Про то, как настоящие беженцы из Сирии в Ливане живут, я тоже рассказывала. Про тех, кто пару лет назад валил в Европу под видом беженцев, тоже. Но есть еще одни настоящие беженцы, про которых мир предпочитает не помнить. Это оказавшиеся в других странах беженцы из Палестины и их потомки. Многие из них за прошедшие с момента начала сионистской оккупации их родины уже и родились на чужбине. И живут в гетто, не имея массы прав на то и на это.

Арафата тут многие знали лично с 70-80-х
Арафата тут многие знали лично с 70-80-х

Я на этот раз сопровождала в прогулке по лагерю двух белорусских блогеров. У них должен выйти материал про то, кто такие настоящие беженцы и как они отличаются от нахлынувших и застрявших на белорусско-польской границе персонажей. А были мы там, где живут самые обездоленные из палестинских беженцев. Их район вплотную примыкает к печально известному лагерю Сабра. Но официально лагерем не является. Сверху это выглядит вот так:

Не распиаренные беженцы

Его жителям не положена гуманитарка, там нельзя ремонтировать жилье. Обеспечение водой, электричеством и прочая коммуналка тоже дело рук самих утопающих. Я в процессе немного тоже поснимала. Смотрим...

Не распиаренные беженцы

Во-первых, тот район представляет собой самый настоящий лабиринт. Уж кто-кто, а я в старых арабских лабиринчатых городах всегда великолепно ориентируюсь. Но тут бы потерялась даже я. Нужно было бы какое-то время потратить на изучение проходов. Местная палестинская администрация, комитет народного самоуправления, собирает в месяц по 10 000 ливанских лир, сейчас это меньше 50 центов, с каждой семьи. На эти деньги ремонтируют два имеющихся на территории колодца (вода, как говорят они сами, солонее, чем в море и портит технику на раз), чинят гирлянды проводов, красят стены, чтоб как-то повеселее стало.

При этом, несколько участков уже были "откушены" рейдерами. А находившиеся на них строения снесены. Также, ливанские власти запретили восстанавливать и строить новые дома взамен разрушенных в гражданскую войну (в Ливане она шла с 1975 по 1990 год). Падают прогнившие перекрытия. Рушатся лестницы. Ремонтировать нельзя. Если такой дом упадет, под обломками могут оказаться и прохожие, и соседи.

Участок земли, на котором стоит этот недолагерь, дал палестинцам в пользование его хозяин. С формулировкой "до момента возвращения в Палестину". Сначала там стояли палатки и шалаши. Потом их начали укреплять камнями и бетонными блоками, ибо палатки просто сдувало. Лагерь становился все более и более стационарным. Потом принял нынешний облик.

Я обратила внимание на настенную граффити-агитацию.

В основном, она учит детей бережно относиться к воде и не бросать мусор мимо урны. Это тоже сделано за счет "налога", о котором я писала выше. Очень мило.

Мы попросили, чтобы нам показали, как живут люди. Зашли в один дом. В крохотной комнатушке живут семь взрослых. Двое сыновей даже вынуждены работать по ночам, чтобы спать приходилось уже днем: ночью просто негде прилечь. Они спят, когда остальные уже встали.

Не распиаренные беженцы

А на диване лежит уже почти превратившаяся в скелет бабушка. Она из тех обитателей лагеря, кто еще видел Палестину своими глазами.

снято с улицы, представьте размеры комнаты
снято с улицы, представьте размеры комнаты

Сейчас они платят за этот ужас (позади женщины крохотная кухня, в которой света нет вообще) 600 000 ливанских лир. Сейчас это около 30$, но по официальному курсу все 400. Не спросила, сколько было до кризиса

Не распиаренные беженцы

Вот так живет огромное количество людей. У них нет айфонов и денег на туристическую поездку в Минск. Потом еще отдельно покажу бывшую больницу, в которой живёт 90 семей. А то этот пост станет бесконечным.

Не все палестинцы в Ливане, конечно, живут вот так. Многие смогли вырваться из гетто. Часто жилье в лагере уже сдают или продают, и живут там не те, кто его построил. Кстати, покупать что-то из недвижимости на свое имя палестинцам тут запрещено. Как, собственно, запрещено работать при почти 70 специальностям. Так, скажем, палестинский фармацевт может открыть аптеку только в лагере, а врач лечить только палестинцев. Хотя, говорят, иногда государство на таких работников и закрывает глаза, но у палестинского врача нет печати для выписки рецептов. Часто жилье и т.п. регистрируют на ливанцев. Потом бывают проблемы.

А вот совсем другое жилье, нормальное. Я тут жила до переезда на новую квартиру. Большинство жильцов как раз палестинцы и сирийцы. Большой жилой современный комплекс из примерно 10 зданий. Владельцы тоже палестинцы. Но не знаю, на кого они все это оформили..

За почти 80 лет беженцы из Палестины стали уже частью пейзажа. И если сирийцам еще помогают, то им - особенно жителям "неофициального лагеря" - нет. Забыли. Или предпочитают делать вид, что не помнят... А в это время в Европе выделяются колоссальные средства на всяких лодырей и просто желающих пожить за чужой счет. В чем правда, брат, а?

==========

Кто не читал - тут пост про то, как европейские беженцы жили в Сирии.

К вопросу о воплях "надо ли помогать сирийцам вообще". Сирийцы не вопили, а помогали.