Анхар
31 220 subscribers

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

28k full reads

Я знала, что ей уже 98 лет. Знала, что после взрыва в порту она попала в больницу. Знала, что её дом был на пути взрывной волны, видела хаос и разрушения. Но все равно, как пыльным мешком по голове... И больно от этой потери. И пусто.

Ивонн Сурсок, мать моего знакомого Родерика была своеобразным ливанским Архнадзором. Пока ей позволяли силы, она с огромным энтузиазмом боролась за сохранение исторического облика старого Ливана. Того Ливана, значительное участие в строительстве которого когда-то принял её отец Альфред Сурсок. Эта семья, будучи изначально стамбульскими греками, переехавшими в Ливан в 16 веке и тут осевшими, смогла стать ливанцами больше, чем большинство
коренных ливанцев. Когда-то они даже были одной из семи самых влиятельных семей этой страны. Строительство Суэцкого канала, железной дороги из Бейрута в Дамаск, создание археологического музея в стране, ипподрома, вилл 19 века, первого в Ливане казино и многочисленные владения от Турции до Египта - это все эта семья.

С развалом Османской Империи и обретения странами независимости от их персональной бизнес-империи стали "отваливаться" огромные куски, целые страны одна за другой национализировали их имущество. А гражданская война во второй половине 20 века нанесла большой урон принадлежавшей им недвижимости на территории Ливана.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Леди Ивонн, несмотря на то, что была замужем за ирландским лордом Кокрейном (отсюда у Родерика и у нее двойная фамилия) все равно просто обожала Ливан. Могла из него уехать, забыв растерзанную войной страну как страшный сон. Но она не могла. Она слишком его любила. И чувствовала на себе колоссальную ответственность за то, каким его будут видеть потомки. Новые поколения ливанцев. И не ливанцев тоже.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Она её семья восстанавливали пострадавшие здания своей семьи, принимали участие в защите и восстановлении других зданий, находившихся под угрозой уничтожения. Родерик на мой вопрос о чудесном ажурном флигеле в саду их виллы сказал, что его спасла от сноса его мама: его как-то смогли разобрать и пересобрать заново на новом месте. А на прежнем была проложена дорога....

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Я была в этом доме, там было просто море антиквариата. Его собирало несколько поколений Сурсоков.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Это на каком-то мероприятии. Ивонн Кокрейн создала Ассоциацию по защите исторических объектов и зданий в Ливане и больше 40 лет была её президентом.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Они сдавали лужайку около виллы под проведение мероприятий типа свадеб. И на эти деньги восстанавливали то, что нуждалось в реставрации. Я позже покажу эти объекты и расскажу о них.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Вечером 4 августа там тоже шла свадьба. Дом был прямо на пути взрывной волны. Местами обвалилась крыша, внутри на первом этаже я своими глазами видела лопнувшую стену. Чудом никто тогда не погиб.

А внутри стало вот так, как на этих фото ниже. Это не мои фото, там просто опасно стало находиться внутри.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским
Ушла та, что была для Ливана его Барановским
Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Вот, на этот фасад и пришелся удар, он выходит на сторону, где порт. Там, где арочки - огромные сквозные залы. Где маленькие окошки - комнаты.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Леди Ивонн в итоге оказалась в больнице. Получила травмы ног. И вроде бы даже начала поправляться. Но вы помните, я писала о том, что очень много "скорых" метались по Бейруту уже в следующие дни после катастрофы? Старшее поколение, видя то, что случилось с их домами, где многие из них не только долго жили, но и родились, попадали в больницы. А 31 августа ее, оказывается, не стало. Мне сообщили об этом только позавчера. Все-таки удар (моральный) был такой силы, что она не смогла справиться с его последствиями.

Она фактически завещала своей семье восстановить то, что было разрушено 4 августа. Если бы она осталась в живых, то, несомненно, сделала бы это сама. Но она ушла. Ушла защитница Бейрута и Ливана.

Ушла та, что была для Ливана его Барановским

Я не зря сравнила ее с Петром Барановским, который спас когда-то для нас массу исторических зданий в СССР. Даже новодел Казанский собор на Красной Площади отстраивали заново именно по сделанным им перед сносом замерам - пригодились спустя десятилетия.

Пётр Дми́триевич Барано́вский — российский, советский архитектор, реставратор памятников древнерусского зодчества. Основатель музея в Коломенском и Музея имени Андрея Рублёва.

Когда я бываю в Москве, я ношу цветы к камню на его могиле на Донском кладбище. Но меня там давно не было. Кто будет - зайдите. Он заслужил.

Мы с вами живем без Барановского давно. Ливану же жить без той, которая его любила и, как могла, защищала, еще надо будет привыкать. Вечная память. Аминь...

до взрыва Леди Ивонн с сыном Родериком. В еще целом доме.
до взрыва Леди Ивонн с сыном Родериком. В еще целом доме.