«Это мой сын, поэтому он всегда прав!» О «древних» и негативных убеждениях некоторых родителей

Когда-то я поймала себя на мысли, что «машина времени», о которой так любят мечтать фантасты и их поклонники – вещь ненужная, если речь идет о том, чтобы повстречаться с людьми из разных эпох. Внешне, в большинстве своем, они выглядят обыкновенными современными людьми, но вот в их мыслях, в поведении, часто проявляются отдельные характерные признаки совсем древних веков, и даже тысячелетий. К сожалению, проявляются они очень негативно, с соответствующими последствиями.

Сегодня речь пойдет о родителях, которые нещадно портят жизнь своим детям и себе тем, что руководствуются частичными принципами первобытно-общинного строя. Живут они исключительно интересами своих семей, в чем нет ничего плохого, если бы не одно «но». У первобытных людей было понятие «табу» на многие поступки, для членов своего же племени, а некоторые мамы и папы считают, что любое «табу», для их детей, любое наказание за проступки - верный показатель их нелюбви к своим чадам, чего они никак не могут допустить. Ведь они любят!

- Мишку задержали вчера, - делилась «новостями» соседка, которую я попросила поливать цветы в квартире.

- Логично, - ответила я. – За что?

- Не знаю. Лариска говорит, что он ни в чем не виноват. Она всегда так говорит, сама знаешь... Это мой сын, поэтому он всегда прав! Не скажет она правду...

Если честно, мне городские соседские новости не очень интересны. Только звонит иногда соседка, и… Почему бы не поболтать с ней вечером? Мне кажется, что она начала слишком преждевременную подготовку тех, кто через много лет займет место наших бабушек у подъезда. И меня пытается обработать. Я даже представила себя этакой старушенцией, на лавочке, рядом – клюка. Брр...

Ладно. Выслушала я про Мишку, и с печалью подумала, что есть люди, реакцией на злоключения которых возникает мысль: «Даже странно, что этого не случилось раньше».

Он рос на моих глазах, сейчас ему около двадцати, наверное, хотя могу немного и ошибаться. Но уже взрослый. Я помню регулярные скандалы во дворе, когда он научился ходить, а потом начал и говорить, то есть когда пришла пора активного знакомства с остальными детьми. Только знакомиться и дружить с другими детьми ещё совсем маленький Миша не хотел. Не знаю, как его воспитывали, но рос он этаким маленьким «гунном». Он врывался в песочницу, разрушал вылепленные из песка «домики» и «замки» других детей, толкался, махал кулачками, и не мог уйти домой без какого-нибудь отобранного «трофея». В семье Мишки отсутствовало понятие «табу». То есть жили в ней по «родовым» понятиям, но забывали, что без «табу» разрушается любое племя.

У остальных детей стали появляться синяки и шишки, и это не могли игнорировать их родители.

Начались скандалы. Да, они случаются везде, но… Беда, когда мама обидчика остальных живет «первобытной» психологией, которая выражается просто: «Это мой сын, моя кровиночка, поэтому – он всегда прав, и я всегда буду его защищать!» Нет, это не любовь. Это, наверное, бездумие. Через какое-то время Мишка лишился социума, то есть общения с другими детьми. Кто захочет с ним играть? Мамы, которые устали ругаться с Ларисой, при их появлении, просто уводили своих детей в сквер, там тоже была детская площадка. А несчастный Мишка рвался туда, к ним, но…

Потом он пошел в школу, и проблемы усугубились. Однажды Лариса подошла ко мне, спросила, нет ли у меня на примете хорошего детского психолога, то есть ей в школе посоветовали его найти, и я дала координаты, за что потом выслушала гневную отповедь этого самого психолога:

- Там маму с папой лечить надо! И не у психолога. Они не понимают элементарных вещей. Где ты таких нашла?

- Ты про то, что это их «кровиночка», «сынок»? И он всегда прав?

- И про это тоже. Для них все остальные – не знаю… Как это выразить.

- Враждебные племена?

- Что-то вроде того. Я не могу им помочь. Они меня не слышат. Пусть потом психиатрия разбирается.

А потом Лариса сказала мне, что никаких серьезных отклонений у Мишки не нашли. Мишка оказался умным, даже рассудительным, но очень жестоким. И ещё хитрым, и чем дальше он подрастал, тем хитрее становился. Он научился становиться «паинькой» перед лицом реальной опасности. Впрочем, какие-то таблетки ему тогда прописали.

Надо ли добавлять, что жизнь Ларисы, её мужа и Мишка – была далека от нормальной? И без того регулярные «разборки» с представителями других «племен» ужесточились, и к ним подключились инспектора по делам несовершеннолетних. Мишка организовал свое «племя», и во дворе появилась активная «дурная» компания.

И вот такая новость пришла. Логичная, да. Только из-за того, что мама с папой почему считали, что если он их сын – то он всегда прав, и его всегда надо поддерживать, даже… Даже если он не прав, и растет «свином», как в стихотворении Маяковского.

Удивительное дело, но с такой «психологией» я встречалась часто… Некоторые клиенты, погружаясь в свои воспоминания, нет-нет, да и использовали фразы вроде: «Да, я всё понимаю. Это плохо. Но ведь это родной человек! Поэтому, я его поддерживал! А как иначе?» Так ведь надо поддерживать, и никто с этим не спорит. Но не в тех случаях, когда твой родной или близкий человек откровенно не прав. И если уж кто-то выбирает для себя такую философию жизни, так и табу стоить установить тогда уж. Но объяснить это почему-то всегда очень сложно, да. А человек должен уметь признавать свою вину, и это тоже надо воспитывать в нём. Иначе, до беды недалеко, ведь время летит быстро-быстро.

И у меня есть мечта, утопичная, конечно. Как изменилась бы наша жизнь, и оказались бы мы совсем в другом обществе, если бы смогли осознать, что в рамках нашей страны – мы одна большая семья. Только я понимаю утопичность этой мечты. Слишком уж часто встречается это деление на «семьи», «кланы» и другие образования. Нет, было бы терпимо, если бы они были последовательными… Если бы полностью копировали тот первобытно-общинный строй. Если бы у них было бы понятие о «табу», хотя бы элементарное.

Подписывайтесь на мой канал! Для новых читателей, начало - здесь. Предыдущая история - здесь.