Колени. Советская история большой любви

3,4k full reads
4,2k story viewsUnique page visitors
3,4k read the story to the endThat's 82% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Колени. Советская история большой любви

О советской женщине Людмиле я узнала из старой-престарой книги, посвященной борьбе с т.н. «мракобесием». Книга имела психологический контекст, а я любила читать советские книги по «психологии».

К сожалению, архив одного из «толстых» журналов в Интернете заканчивается 1997 годом. А историю о Людмиле в нём опубликовали в 1958… Но меня впечатлила эта история, и огорчило то, что Людмила в ней выставлена… В плохом свете, сообразно тогдашней идеологии.

Сегодня, ближе под вечер, я выехала на природу, (фотки к слову, можете посмотреть в ВК), и оказалась на берегу небольшого озера. Вокруг – ни души. Только ветерок, да птицы. Ну и шестиногие, шустрые «лилипуты» животного мира – стрекозы, бабочки, и прочие насекомые.

Я присела на берегу, и даже не знаю почему, но мне вспомнилась Людмила. Да, озеро, конечно, запустило ассоциацию, но у меня много воспоминаний, которые с озерами связаны. Дело не в озере, короче. А в чём? Честно: не знаю.

Людмилы уже нет на свете. Дети, надеюсь, ещё живы. Внуки. Правнуки.

Им было трудно. Мать выставили посмешищем. Соседи, наверное, показывали на неё пальцами. Но вы уже начинаете возмущаться, да? Мол, хватит предисловий, подавай сюда нам историю! У-у-у, вредная Элина!

Подаю. На самом деле, прямо сейчас, я пытаюсь «воскресить» человека, про которого вы бы и не узнали никогда. «Воскресить», конечно-же, память о нём, так вернее. Надеюсь, вы правильно поняли мои слова. И мне немного боязно. Это не так просто, как может показаться. Я очень хочу изменить тональность статей, который были посвящены Людмиле. И я хочу, чтобы её запомнили другой. Короче, я хочу восстановить хоть капельку справедливости.

Приступаю…

Ей было 27 лет, она работала на фабрике «Скороход» - возила коробки с обувью на склад. У неё был муж, но я не знаю его имени. А ещё – двое маленьких деток. Два мальчика.

А далее – обычная, частая, но очень тяжелая история… Как-то вечером муж сказал ей, что полюбил другую, поэтому уходит. И он вскоре ушел. А Людмила любила его. Любила, наверное, так, как сейчас мы уже и разучились любить. Да, она страдала, и очень хотела, чтобы муж вернулся. Подруги на работе сопереживали ей, и новость быстро разлетелась по огромному коллективу.

Однажды, во время обеденного перерыва, к Людмиле подошла пожилая женщина, присела рядом, и сказала, что если ехать по такой-то дороге, столько-то километров, а потом спросить в такой-то деревне, то старики покажут путь к «святому» озеру. И на берегу этого озера надо помолиться, умыться, и попросить Бога, чтобы он помог вернуть мужа.

Людмила смутилась! Да и я бы смутилась. Лично я точно знаю, что нет никаких «святых» озер. Люди – есть. А озера могут быть «освященными», на Крещение. И всё.

А Людмилу – советского человека, смутило и всё остальное. Она не умела молиться, и о Боге она знала очень мало. Бабушка её молилась, во время Блокады, но так и не пережила её. И мама не пережила. И папа. И братья. Одна Людмила осталась.

Но что-то в её душе произошло, после этого разговора. Выходной тогда у людей был только один. Второй подарит Брежнев, но это произойдет позже. Людмила взяла отгулы, оставила детей лучшей подруге, и поехала. На автобусе, потом – на ещё одном автобусе, а дальше – на грузовике. А потом и ногами шла долго.

Деревенские бабушки удивились такой гостье, и сказали, что скоро ночь, и пусть Людмила переночует, а завтра утром… Но Людмила пошла вечером на это озеро.

Я не могу представить, почему она решила, что ей надо поступить именно так? Почему не помолилась, не умылась. А может она и это сделала? Какая разница, а?

На следующее утро, деревенские мужики пошли проверять свои нороты, сплетенные из лозы. И они увидели женщину, которая ползала на коленях по каменистому берегу. Чулки её были рваные в клочья, а колени – разбитыми, мягко говоря. И руки у неё тоже оказались… Ну, не как у нас сейчас, так ведь? Мужики хотели поднять её, но она попросила оставить её в покое. А как её оставить? Кто-то побежал в деревню, оттуда доехали до более крупной деревни, где был телефон.

Через несколько часов приехали врачи, из маленького городка, они схватили Людмилу, затолкали в машину, и увезли в свою маленькую больницу. А под утро следующего дня Людмила оказалась в Ленинграде. Уже в психиатрической больнице. Об этом случае узнали в газете, потом в другой, и даже в журнале. И на примере разбитых ног Людмилы стали рассказывать о «вреде» веры и о мракобесии. И даже детей захотели забрать в детский дом.

Про больницу я писать не буду, насколько я знаю – там всегда одинаково, то есть плохо и страшно.

Когда она выписалась, то её взяли на поруки, «пропесочили» на собрании, а она… Она замкнулась в себе, да. Но из её глаз исчезла тоска, а наоборот – появилась какая-то необъяснимая надежда. Хромала Людмила правда, и долго хромала. И ноги болели сильно, как говорят, на погоду. До конца своих дней не смогла потом с хромотой справиться. Повредила она тогда ноги себе.

И вот осенью, в ноябре, в её комнату постучали, хотя дверь в «коммуналках» только на ночь запиралась. За дверью стоял муж. Да, у него уже начались проблемы с новой женой. Но дело совсем в другом. Он сказал ей:

- Я прочитал в газете про тебя. Если бы я знал раньше, что ты так меня любишь… Я… Я никогда бы не ушел.

- Я сама этого тогда не знала, - сказала она.

В общем, история хорошо закончилась. А косые людские взгляды, которые до этого провожали Людмилу… На то они и «косые», словно идут и не от людей, а от глупых зайцев. Но и взгляды эти исчезли со временем. А кое кто даже и задумался – как же так бывает? Мракобесие такое ужасное, а муж – вернулся.

Вот и вся история.

Я вот о чём думаю... Вдруг я случайно на том озере оказалась? И… Нет, наверное, это исключено. Да и деревень там нет. А может, вымерли, развалились? Это всё неважно. Главное – сама история теперь жива! Снова. Но она совсем другой стала! И не о мракобесии, а о великой любви, и о её силе. Разумеется, Бог не мог не заметить Людмилу. И, наверное, он Сам очень удивился увиденному. Не ожидал Он такого от советской женщины Людмилы.

Подписывайтесь на мой канал! Для новых читателей, начало - здесь. Предыдущая история - здесь.