Моя первая серьезная ссора с мужем началась со спора о Гоголе и Достоевском...

13.07.2018

кадр из фильма "Мертвые души" , киностудия "Мосфильм", 1984 г.
кадр из фильма "Мертвые души" , киностудия "Мосфильм", 1984 г.

Муж любил Достоевского, а я – Гоголя. Выяснилось это примерно через год после свадьбы. По телевизору показывали экранизацию «Мертвых душ», мою любимую, снятую Михаилом Швейцером, с Александром Калягиным в роли Чичикова.

К тому времени я уже поняла, что «мертвые» души, столь изумительно прописанные Николаем Васильевичем – вечны, наверное, для нашей, да и не только для нашей страны. Короче, мы стали спорить…

- Психологические типажи «Мертвых душ» - есть в каждом доме, в каждом дворе, - говорила я. – Они привычны, и Гоголь первым собрал их воедино. Они интересны именно с точки зрения психологии, а у Достоевского – совсем другие образы, большей частью. Ещё те психотики! Короче, не мешай смотреть кино. И так всё ясно – «Мертвые души» - это психология, а Достоевский – это уже психиатрия.

- А какой ты психотип, по Гоголю? - спросил муж.

И я, особо не думая, ляпнула:

- Лизонька я, супруга дражайшая господина Манилова, уж не знаю, как его по батюшке звали…

Вы не поверите, но муж обиделся!

- Что? Жена Манилова? Я – Манилов?

- Не совсем, просто мы живем… По ощущениям, похоже, короче. У тебя постоянно какие-то глобальные планы по «перевороту» в области психологии, а на деле… Как и я, занимаешься больше тем, чтобы нынешние «мертвые» души жили, не чувствуя дискомфорта от своей жизни, и продолжали жить так и дальше.

- Кто тебе вбил в голову эту дурь? – чуть ли не закричал муж, и пустился в рассуждения о своей любимой психологии.

Хотя… Хотя… Для меня она тоже ведь любимой была. Я обидела мужа. Хотите обидеть мужика – укажите на бессмысленность дела, которым он занимается. Но лучше, не надо. То есть просьба не повторять!

- Я просто хотела кино посмотреть. Ты первый начал про Достоевского своего. – Я посмотрела на него нежнейшим взором. – Пойми, мне очень помогает Гоголь, своей гениальностью. Единственная проблема – чаще всего в людях типажи смешиваются, но от этого только интереснее. Вот бизнесмены наши? Они ведь Собакевичами должны быть? В идеале? А на практике в них как-то уживается и Ноздрев. А это всегда конфликт внутри человека. А если ещё, у кого и Плюшкин внутри включается, то вообще беда наступает…

Муж надулся. Промолчал. Но мне это не мешало. На экране Чичиков ехал посреди бескрайних полей, на пути ему встречались безымянные крестьяне, которые жили какой-то своей, отдельной жизнью. И я подумала о том, что несмотря на все их крепостные трудности – душевно они были куда здоровее своих помещиков.

- Не обижайся! – Я взяла его за руку. – Ты должен радоваться, что у тебя такая умная жена. А ещё и красивая. Редкое сочетание, да?

- И что ты умного сказала?

- Я ещё не сказала. Сейчас скажу. Твой Достоевский – это логическое продолжение Гоголя. Уверена, что Николай Васильевич хотел продолжить тему, показать, к чему приводит жизнь таких «мертвых» душ, в итоге. Но у него не получилось. Может, ему нужные для этого типажи почти не попадались на глаза. Он был классным психологом, описателем… И эта недосказанность его мучила. Но за него, на радость нам, или на беду, тут не знаю, всё рассказал Достоевский, продолжив тему. Поэтому и надо их всегда в связке рассматривать, понимаешь? И даже находить параллели.

- Много нашла?

- Да я ещё и не искала… Но вот сынишки Манилова - Фемистоклюс и Алкид, устав от такой жизни, вполне могли бы стать героями «Бесов». У них и имена подходящие.

- А Лизонька?

- Ох, давай не будем…

Муж погрустнел, и сказал, что иногда я его пугаю. Но не сказал чем именно. А на следующий день мы поругались из-за какого-то пустяка. Хотя причина была именно в этом разговоре. Это была наша первая, по-настоящему серьезная ссора.

Прошли годы. Сегодня я вспомнила этот давний разговор. Всё верно. Муж первым устал от своей маниловщины, и включил Ноздрева. Начались бурные похождения. А в Лизоньке, то есть во мне, проявились черты Настасьи Филипповны. То есть он думал, что я всё равно останусь с ним, потому что кому я буду нужна, такая умная, что мне некуда деться, к комфорту - привыкла, да и круг знакомых у меня резко сузится, и с карьерой будет сложнее…

И – не скрою, я испытала огромное удовольствие, когда собрала в пригоршню, да и швырнула ему в лицо все его ожидания. Он думал, что без него я – ничто. Это его право. А потом он превратился в жалкого, больного человека. Но про это я уже писала. А я тогда долго анализировала, почему мне так симпатична эта Настасья, и почему я никогда не смогу понять толстовскую Каренину...

Ладно, пришла пора подытожить. Тут тоже надо чего-нибудь умное сказать? А? У нас, если подумать, удивительная страна. Мы все живем в какой-то сплошной «классической» литературе. И ещё… Оживить «мертвую» душу может только Бог. Да и вырвать, наконец-то, из этой самой «литературы»... Тут даже и не спорьте со мной.

Подписывайтесь на мой канал! Для новых читателей, начало - здесь. Предыдущая история - здесь.