Зима, и муж в немецкой каске, как главное воспоминание о нём...

31.07.2018

Да, было начало зимы, и валил густой снег. Я жила на даче, и мне неожиданно позвонил муж. Бывший муж. После того, как мы окончательно расстались прошло… Более, чем полгода! И всё это время мы не общались совсем. И тут – звонок.

- Привет, я приеду сегодня к тебе?

- Зачем?

- Поговорить.

- А смысл?

- Может он появится?

- Попробуй…

Ехал он очень долго…

И пока он едет, я расскажу об одном своем наблюдении. Я о нем никогда ещё никому не говорила, хотя оно мне кажется очень интересным. И я допускаю, что и вы, поняв, о чём речь, можете заинтересоваться им. И провести любопытный эксперимент. Я вот люблю такие эксперименты. Все несложно. Вот я набираю слово «мама», хотя могу просто произнести его мысленно, и у меня возникнет воспоминание о матери. Каждый раз оно – разное. Есть более устойчивые, есть менее, но они разные. Я могу произнести слово «отец», и воспоминания тоже будут разными. Ну и так далее. Но вот с мужем так не получается. И не только с ним.

Есть ещё несколько человек, и когда я их вспоминаю – первый образ всегда одинаковый. Мне кажется, что это плохой признак. То есть так можно понять, что значил тот или иной человек в твоей жизни. Мне не хочется это обосновывать, я не научный сотрудник. Но мне это интересно. Почему происходит именно так? Есть ведь над чем подумать, да?

Я прожила с ним несколько лет. Мы много путешествовали, у нас была активная жизнь и шикарная свадьба, только, чёрт побери, почему он всегда вспоминается посреди ночи, зимой, когда за окном идет снег, и горит фонарь… И я вижу его сутулый силуэт, проходящий мимо окна… В немецкой каске на голове. Объяснить это тем, что это была наша последняя встреча – я не могу. Она была не последняя.

Всё, переходим туда, в ту ночь, заваленную снегом.

Он приехал не один. Его привез друг, с другом была его жена. Муж был, мягко говоря, нетрезв, что меня удивило. Выпивал он только по особым случаям.

- Мы в гости, - сказал он. – Мы приехали мириться!

- Я с ними и не ругалась, - ответила я, имея в виду его друга с супругой.

- Ууу… Какая серьезная. Покорми нас? Мы с дороги, ехали через сугробы. Устали и проголодались.

Ладно, мы с Диной – женой друга мужа пошли на кухню, а они – в комнату.

- Чего ему надо? – спросила я Дину.

- Сказал, что помириться хочет с тобой, серьезно поговорить.

- А пил зачем?

- Откуда я знаю…

Потом мы сидели на кухне, и муж рассказывал, как меня любит, и если я его не прощу, то у него уже есть целых три невесты, и ему придется делать выбор.

- Ты странным стал, - сказала я ему. – Перестал быть психологом? Забыл свою науку? Что ты несёшь?

- Нет, не забыл, но я тебе правду говорю… Ты должна решить! Что выбираешь?

- Выбираю завершение этого позднего ужина, и сон. Вас не могу оставить, простите. Поэтому, доедайте, и до свидания. Дина, прости.

- Да нормально все, - ответила она. – Игорь сразу ему сказал, что это плохая затея.

А муж заладил свою любимую песню – как мне будет плохо без него. Я подперла подбородок рукой, и слушала молча, грустно смотря на него.

Когда они уходили, в коридоре мужа немного занесло в сторону, и он споткнулся о немецкую каску, которую я притащила летом из леса. В лесу я сама споткнулась о кочку, поросшую мхом, и оказалось, что это не кочка, а каска со времен войны, на ней даже кое-где сохранилась краска. Зачем она мне была нужна? Да просто так… Тогда я ещё курила, и приспособила её вместо пепельницы. Она стояла на кухне, и в тот день я собралась выкинуть из неё окурки и пепел, да только сбили они меня своим приездом, звонком этим...

Муж увидел каску, взял в руки, а там было полутемно, и…

- Стой, - закричала я.

Но было поздно. Он надел её на голову со всем содержимым.

- Что это? – спросил он, протирая глаза.

- Пепел, - честно сказала я.

- Чей?

- Сигаретный…

- А… Прощай!

- Прощай, - ответила я ему, и закрыла за ними дверь.

Они стояли на крыльце, и о чём-то разговаривали. А я пошла прибираться на кухню.

Когда они проходили мимо окна, то я увидела Дину, её мужа, а потом – своего бывшего мужа. Он шел, ссутулившись, а на голове у него была эта самая каска. Такой вот черный силуэт. Валил снег, и горел фонарь.

И теперь, когда кто-то из знакомых при мне вспоминает его, или я сама, вспоминаю – то в памяти первой всегда возникает именно эта картинка, а чаще всего дело ею и ограничивается.

Подписывайтесь на мой канал! Для новых читателей, начало - здесь. Предыдущая история - здесь.