Дорога на Олимп.40

330 full reads
434 story viewsUnique page visitors
330 read the story to the endThat's 76% of the total page views
15,5 minutes — average reading time
pixabay.com
pixabay.com
pixabay.com

Кира лежала, раскинув руки, на постели и тупо смотрела в потолок. Забвение окутывало ее мягким покрывалом. Секунды сливались в минуты, минуты превращались в часы. В глубине ее души уже давно поселился противный голос, который, нет, не убеждал, а участливо уговаривал трезво оценить свое положение. Он шептал, что за ней никто не придет, что все кончено и не стоит вспоминать о тех, кто забыл ее. Кира все глубже погружалась в бездонный колодец. Девушка не осознавала, что начинает соглашаться с голосом, не поняла, что уже сидит за столом и подносит к губам бокал с вином. Взгляд зеленых глаз безразлично скользнул по узору, отчеканенному на блестящем металле кубка. Куда больше ее занимали блюда, лежащие на тарелках. Узор снова мелькнул перед глазами, когда Кира уже собралась сделать глоток. Горы… снег…Что-то очень знакомое и невероятно много значившее для нее было связано с этим…Горы….Сфера…Тепло.. Любовь… Арес! Пелена спала с глаз. Кира резко отшвырнула от себя кубок и выскочила из-за стола. Ее тело сотрясала крупная дрожь.

«Я чуть не съела пищу Гадеса!»

Кира отвернулась и глубоко вдохнула, пытаясь собраться с мыслями. Взгляд упал на зеркало. Из глубины темного стекла на нее потеряно смотрела тень. Блеск в глазах угасал. Девушка опустилась на кровать и запустила пальцы в волосы.

«Нет, я должна верить, что меня спасут. Или мне конец. Я должна найти выход…Я не хочу становиться ни еще одной тенью этого мира, ни игрушкой его повелителя»

– Цирцея, ты не права, – Аид появился рядом и обнял девушку за плечи.

Кира попыталась освободиться, но тело не повиновалось. Внезапно она почувствовала, что сейчас может уйти за далекую грань, где будет тепло и спокойно. Мозг продолжал отстраненно фиксировать события, а тело не желало принимать в них никакого участия. Кира почувствовала, как бог подземного мира взял ее за подбородок и заглянул в глаза. Вслед за этим последовало длинное ругательство.

– Да что же ты с собой делаешь?! – Аид резко встряхнул Киру за плечи – Неужели ты решила досадить мне своей смертью? Пойми, Цирцея, я не желаю тебе зла. Ты должна хотеть жить. Слышишь меня?

Девушка отрицательно покачала головой. На другое просто не было сил.

– Ты слишком долго жила среди смертных и стала такой же глупой! – Аид резко поднялся. – Они живут, пока жива надежда, а когда ее нет, предпочитают бежать. Как бы то ни было, я не дам тебе умереть. Не надейся! Сейчас меня почтили своим присутствием Афина и Афродита, и я вынужден их выслушать. А когда я вернусь, ты наконец передашь мне новые Силы.

Кира, собрав остаток сил, приподнялась на локте, повернулась к богу подземного мира и еле слышно произнесла:

– Арес меня не бросит….он меня не бросит.

– Святая наивность, – с усмешкой заметил Аид и исчез.

*****

Пещера была небольшой. Мрак, наполняющий ее, казался живым существом. Он обволакивал незваного гостя. Созданный Аресом, огненный шарик лишь слегка рассеивал его, позволяя видеть цель – шлем, лежащий на пьедестале. Внезапно все показалось Аресу ненужным и незначительным. Темнота заползала в душу. Аид постарался на славу – шлем защищал сам себя. Бог войны никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Хотелось покориться наваждению и превратиться в безмолвного стража пещеры. Он не замечал, как черные звенья цепей в гранях треугольника медленно поглощают синие. И только голос где-то вдалеке твердил, не умолкая, одни и те же слова «Не сдавайся, иди вперед… Арес, пожалуйста, ты ей нужен.. не останавливайся»

Это произносил изнемогающий от чудовищного напряжения Гелиос. Арес сделал шаг вперед и снова замер.

«Не оставляй меня. Никогда. Обещай, что ты вернешься»

Шаг.

«Сколько народов он погубил за свою жизнь?»

«Нет, он не такой. Я знаю это»

Еще один.

Удар в спину и холод пустоты. Ее голос.

«Нет! Ты не можешь умереть! Не можешь! Вернись ко мне… пожалуйста! Ты мне нужен! Не оставляй меня одну....»

Он знал только одно – нужно идти вперед. Ради нее. Ради женщины, с которой он хотел провести вечность. Руки легли на гладкую поверхность шлема. Мрак недовольно отползал в стороны. Сознание прояснилось. Перед глазами проносились пейзажи Гадеса – Неугасимые Огни, долина Смерти, ущелье Гибели, берега Отчаяния. Черной точкой мерцал дворец Аида. Сам Аид, самодовольно объявивший стоявшей перед Афине.

– Она все равно будет моей. Никто и никогда ее у меня не отнимет.

– Поглядим, – мрачно произнес Арес и резко надел шлем на голову.

*****

Кирилл уже которую ночь подряд будил Лею дикими криками. Утром он извинялся со всем старанием, но упорно отказывался рассказывать, что ему снится, чем приводил принцессу в бешенство. Она не хотела себе признаваться, но ей все сильнее и сильнее нравился этот смертный, по воле случая попавший в Гадес и превращенный ее отцом в тритона. Лея даже с большой натяжкой не могла бы назвать свое чувство любовью, скорее это была нежная привязанность. И скрытность юноши порядочно раздражала принцессу. Она справедливо полагала, что у друзей друг от друга секретов нет. Но Кир, по всей видимости, думал иначе. Все попытки Леи прощупать его сознание разбивались о выставленную Посейдоном защиту от чар Аида. Разглядывая звездное небо Валгаллы, девушка украдкой покосилась на мирно посапывающего рядом Кира. Нет, ну если и сегодня это повторится, она вытрясет из него правду. Ожидание затягивалось. Перевернувшись на бок, Лея прикрыла глаза и сама не заметила, как задремала. Во сне ее рука сползла с подушек и кончиками пальцев касалась плеча Кира. Спокойный сон Леи прервался. Девушка почувствовала, как ее поглощает мрак… Она снова спотыкаясь бежала по уничтоженному Лабиринту. Бежала, не разбирая дороги, пока не оказалась у большого, в полтора человеческих роста Зеркала. Она заглянула в притягивающую, как магнитом черную матовую глубину стекла и…Лея с диким криком села на подушках, нос к носу столкнувшись с таким же перепуганным Кириллом. Оба, не сговариваясь, выругались и произнесли одно и то же имя:

– Цирцея!

….– С ней что-то случилось, – еще не отошедшая от ругани в адрес дальних предков Кира произнесла Лея. – Почему ты раньше не говорил мне, что видишь во сне Зеркало Предвечных вод?

– Откуда я должен был знать, что Зеркало Предвечных вод? – Кир поспешно отодвинулся, – Я думал, что это штучки Аида и не хотел тебя впутывать.

– Я удивилась, что Зеркало Атропос выбрало ее новой хозяйкой, учитывая что она человек и решила об этом помалкивать. Если уж Зеркало просит о помощи, значит с ней точно что-то случилось, – Лея вскочила. – Надо возвращаться!

– Это моя вина! – вдруг взвыл Кир.

– Что? – принцесса опять рухнула на подушки. – Ты о чем?

– Я вспомнил! – Кирилл, схватившись за голову, раскачивался из стороны в сторону. – Я вспомнил, что хотел от меня Аид… Я все вспомнил…

*****

– Я думал, что ты не выдержишь.

Барьер, повинуясь приказу Ареса, пропустил бога Солнца и Гелиос, пригнувшись, пролез в пещеру.

– Ты мог хотя бы предупредить, – Арес спустился по каменным ступеням.

– Я сам не знал, – виновато признался Гелиос – но я искренне рад, что ты справился с собой и с мраком. Впрочем, для атланта, которого уже убивали – это все детские игры.

– Заткнись пожалуйста, – вежливо попросил Арес. – Шлем у нас. Теперь пора во дворец. Интересно, Гермес угробил не всех гарпий? Все-таки реликтовый, исчезающий вид, – к богу войны снова вернулась привычная язвительность. Гелиос подкатил глаза к небу и покачал головой. Потом махнул рукой и бросился догонять телепортировавшегося к выходу из пещеры Ареса.

А в это время во дворце Аида, после трех часов бесполезных уговоров, Афина устало вздохнула и тронула Афродиту за руку:

– Пойдем. Мы сделали все, что могли.

– Ну уж нет! – богиня красоты резко сбросила ее руку.– Зачем тебе Кира? Я хочу знать правду, Аид. По-моему, я имею на это право.

– Ты сама предложила мне ее, – безразлично пожал плечами тот. – Я всего лишь несколько поторопил события. И все.

– К твоему сведению, – Афродита забыла какую роль она исполняет и, не сдержавшись, выпалила, – кое-кто их уже поторопил.

– Даже так? – Аид хмыкнул. – Признаться на такой поворот событий я не рассчитывал. Жаль. Очень жаль.

– Ты все равно не сможешь провести Инициацию по всем правилам, – предприняла последнюю попытку Афродита. – Верни ее. Прошу тебя.

– Я уже не раз говорил, Афродита, она -моя, – раздраженно отозвался Аид. Свежие подробности из биографии Киры ему совсем не понравились. Тартар забери Ареса. Вечно влезет, куда его не просят. Теперь нужно подобрать новый способ извлечения Сил. Он направился к дверям. – Не смею вас задерживать, дамы. У меня уйма дел.

– Не выкроишь для меня минутку, дядюшка? – язвительная реплика, прозвучавшая под сводами зала, остановила бога подземного мира у выхода. Аид резко обернулся и застыл на месте. Его взгляд был прикован к переливающемуся остроконечному черному шлему на голове Ареса.

– Как ты посмел? – с трудом произнес бог Гадеса. – Это вопиющее нарушение Законов.

– У меня был достойный учитель, – бог войны скрестил руки на груди. – Я тебя надолго не задержу. Верни Цирцею, и нас нет.

– Попробуй, отбери, – Аид приблизился. – Думаешь, без шлема я ничего не стою?

– Я предоставлю решать, чего ты стоишь атлантам и творениям Гадеса, – Арес осторожно снял шлем и передал проявившемуся Гелиосу. Потом мягко потянул меч из ножен и занес над талисманом, дающим власть над подземным миром. Аид, как зачарованный, следил за его движениями. – Посмотрим, как долго ты останешься повелителем Гадеса без него.

– Зевс этого так не оставит, – прошипел бог подземного мира, – на сей раз ты не отвертишься.

– Зевс запретил мне драться с тобой, – спокойно возразил Арес – о твоем талисмане и речи не велось. Сам виноват. Прятать надо лучше. Итак, твое решение? – он крутанул меч в руке. – Знаешь, мне надоедает ждать.

– Смотри, не отрежь мне пальцы, – Гелиос отодвинул шлем подальше от себя. – Игрушка у тебя все-таки острая…

– Выбирай, Аид, или верни Цирцею и оставайся повелителем Гадеса, или шлему и тебе конец. Считаю до трех. Раз…кстати, я не говорил тебе, что по дороге сюда мы встретили Таната…два…и он обещал зайти к тебе в гости…

– Ладно, стой! – прорычал Аид. – Я приведу ее.

– И без шуток, – предупредил Арес, возвращая меч в ножны. – Трех секундный тайм-аут, Гелиос.

–У тебя получилось, – восторженно произнесла богиня красоты, когда Аид исчез

– Смотри, не упади в обморок от счастья.

– Арес, хватит, – Афина приблизилась. – Надо же. Никогда не думала, что коснусь этого талисмана.

– Лучше не касайся, – посоветовал Гелиос – здесь, в непосредственной близости от Аида он особенно опасен.

– А вы действительно встретили Танатоса? – прищурившись, поинтересовалась богиня мудрости.

– Нет, – покачал головой Арес, – я сам его вызвал. Старина Танат очень нам обрадовался и попросил, по старой памяти, поставить его первым в очереди на прокат шлема. Мы с Гелиосом подумали и согласились.

….Аид окинул раздраженным взглядом обессиленную девушку. Она так и не прикоснулась к оставленным яствам. Проклятая девчонка! Услышав шаги, Кира окинула владыку Гадеса безучастным взглядом и отвернулась. Когда он начал поднимать ее с постели, Кира все-таки предприняла попытку вырваться, но замерла, всей кожей почувствовав волны злости, исходящие от Аида.

– Что-то случилось? – странно, но голос еще повиновался ей. Бог Гадеса не удостоил пленницу ответа, резко поставил на ноги и сосредоточился на переходе. Через секунду они материализовались в тронной зале.

– Вот ваше сокровище, – Аид тряхнул Киру за руку. – Давайте сюда мой шлем.

– Что ты с ней сделал.... – еле слышная реплика принадлежала Гелиосу

– Ничего, – сквозь зубы процедил Аид. – Я выполнил ваши условия. Давайте мой шлем.

– Ты получишь его только после того, как она покинет Гадес.

– Не надо шутить со мной, Арес, – вокруг Аида начала сгущаться темнота – я и так не в настроении. Что если я просто убью ее и разом решу все наши разногласия, а племянничек?

– Нет! – Гелиос чуть не выронил шлем, заработав недоуменные взгляды богинь.

– Шлем в обмен на Цирцею. Немедленно! – потребовал Аид. – Или я просто избавлюсь от нее.

– Ты думаешь, мы поверим, что ты так просто выпустишь нас из Гадеса? – сощурился Гелиос.

– У вас не выхода, – злорадно усмехнулся Аид. – А если затеете драку, то всей компанией отправитесь на Суд Фемиды. Мой шлем, – он протянул руку. Гелиос нерешительно переводил взгляд с шлема на Киру, – я жду, – издевательски напомнил бог Гадеса.

– Гелиос, отдай, – внезапно произнес бог войны.

– Что? – бог Солнца непонимающе воззрился на Ареса.

– Отдай, – повторил тот. – Пусть попробует поймать.

– Хорошо, – Гелиос внезапно понял, что задумал Арес и, размахнувшись, подбросил шлем вверх. Аид отступил в сторону от Киры и протянул руку к падающему талисману Силы. Внезапно послышался еле слышный шелест крыльев. Словно черная молния промелькнула в воздухе. В следующий момент под сводами залы загрохотал хохот Таната, поймавшего шлем. Ярость исказила лицо Аида, он резко развернулся и с ненавистью уставился на Ареса. В следующую секунду с руки бога подземного мира сорвалась шаровая молния и полетела в Киру. Девушке на миг показалось, что история повторяется, но с одним единственным отличием – в Гадесе никто не успеет ее защитить. Она не могла пошевелиться. Повинуясь приказу Аида, ее сковывала Сила подземного мира. Девушка словно издали услышала крик Гелиоса.

-Цирцея!

В глазах потемнело от накатившей слабости. Кира из последних сил рванулась к Аресу и сама не поняла, что ее тело теряет целостность. Молния пронеслась сквозь золотистый силуэт и врезалась в стену. А через секунду Кира в золотом свечении появилась рядом с Аресом. В зале замерли все. Пользуясь общим замешательством, бог войны притянул девушку к себе, обменялся взглядами с, затаившимся в ожидании своего выхода, Гермесом и исчез.

*****

Кир и Лея сидели на берегу маленького озера в живописной долине Лайвы. После долгого и бурного обсуждения они приняли решение вернуться на Олимп. Но по дороге принцесса, как обычно, передумала и выбрала один из Миров в качестве временного пристанища.

– Тебе нельзя в Водный Мир, – плеснув водой, Лея создала маленькую радугу. – Отец сразу отошлет тебя к Зевсу. А стоит тебе оказаться на Олимпе, это сразу же станет известно Аиду. Будет лучше, Кир, если он будет пребывать в счастливом неведении относительно того, что к тебе вернулась память.

– Ты узнала, что-нибудь о моей сестре? – Кир лениво шевелил в воде хвостом. За время путешествия он почти привык к нему.

– Нет. Я поручила сбор сведений Рику, но пока от него никаких заслуживающих внимания известий.

– И что нам делать?

– Может вызвать Артемиду? – предложила Лея. – Ты ей все расскажешь..

– Не надо, – Кир отмахнулся. – Я уже никому не верю. Прости, но вы здесь все с приветом. Была бы моя воля, схватил бы кузину в охапку и вернулся бы домой немедленно. И забыл бы навсегда про ваш Олимп!

– Ясно, Кир.- Лея поникла.- В конце концов меня просили просто взять тебя с собой, а не вмешиваться в твои дела.…

Она вошла в воду и скрылась в озере. Кирилл треснул кулаком по берегу. Нет, надо же быть таким идиотом. Может Аид вместе с памятью забрал у него и остатки мозгов? Юноша вспомнил погасшие глаза Леи и ему искренне захотелось набить себе морду. Время шло, оранжево-желтое солнце клонилось к закату, а Лея все не возвращалась. Постепенно Кира начало охватывать беспокойство. Когда вечер сменился ночью, он наплевав на все правила приличия, бросился на поиски девушки. Кирилл методично обшарил все озеро, но никаких намеков на присутствие принцессы не обнаружил. В царившем под водой мраке, становилось все труднее ориентироваться. Кир растеряно огляделся. Ну куда она делась? Разгулявшееся воображение подсовывало все более страшные картины. Рассудок подсказывал помешавшемуся от беспокойства за Лею хозяину, что принцесса – богиня и справится с любой проблемой без его вмешательства, но сердце умоляло броситься ей на помощь со всех ног. Точнее хвоста. И Кирилл был готов броситься..если бы знал куда.

– Кир, прости, – послышался сзади дрожащий голос. Юноша обернулся. В шаге от него обнаружилась Лея. Она подняла на него виноватые глаза. – Прости меня, пожалуйста. Я не нарочно…

Вся тревога, наполнявшая сердце Кира, внезапно испарилась, сменившись злостью. Она просто пряталась от него и ждала, пока он, как дурак, перекапывал все озеро. Проверяла значит? Кир отвернулся и поплыл прочь. На серьезный и вежливый разговор его бы просто не хватило. По доносившемуся за спиной плеску он понял, что принцесса следует за ним. Юноша не оглядываясь, отрывисто бросил через плечо:

– Вызови своего отца и скажи, что я все вспомнил и должен рассказать Зевсу. – Кир, я не хотела тебя обидеть.

– Я все сказал, ваше высочество, – отрезал Кирилл.

– Кир, ну пожалуйста, послушай, – она внезапно заплакала.

Кирилл сдерживался из последних сил, чтобы не развернуться и не заключить ее в объятия. Внезапно в потоке бессвязных слов и оправданий он выловил.

– Я ведь к тебе по-настоящему привязалась. И мне больно, что ты не хочешь мне довериться. Неужели ты не понимаешь, что мы тоже можем чувствовать… нам тоже бывает плохо…Я бы с радостью распрощалась со своим бессмертием ради нескольких слов, которые я вряд ли услышу от кого бы то ни было на Олимпе….Кир, не молчи, пожалуйста!

– Что ты хочешь от меня, Лея? – устало произнес он.

– Перестань меня отталкивать…не думай, что я атлант, а ты человек….Я хочу, чтобы ты стал моим другом, каким стала для меня твоя сестра. Неужели ты не можешь быть, как Цирцея..

– Да! Моя сестра умудрилась непонятным образом попасть на Олимп, втрескаться в бога войны и влипнуть в неприятности! Пример – достойный подражания, – съязвил Кир. – Я не смогу быть твоим другом, Лея. Не проси о невозможном.

– Но.. почему? – она прикусила губу. В глубине светлых глаз таилась боль, – Что во мне не так? Неужели ….– Лея отвернулась – я поняла… прости мою назойливость, Кир…– девушка поплыла к берегу. Кир мысленно обругал себя и бросился следом. Догнал, развернул за плечи и выпалил:

– Пойми, я не могу быть твоим другом потому….– он запнулся – мне кажется, что влюбляюсь в тебя, Лея.

Лицо принцессы словно засветилось изнутри. В глазах промелькнули недоверие и удивление.

– Кир, что ты говоришь? – ее горло перехватило от волнения. – Зачем, Кир?

– Чтобы ты снова не обиделась, – юноша отпустил ее и вылез на берег. – Я ни на что не претендую..не думай….Я все равно скоро вернусь домой….Как только мне вернут ноги.

Принцесса опустилась рядом и подперла подбородок рукой.

– Кир, а ты серьезно говорил о том, что хочешь забыть об Олимпе? – через некоторое время поинтересовалась она.

– Мне бы помочь Цирцее и самому уцелеть. – ответил Кир. – Просто умотать домой было бы проще всего. Но тебя я бы не хотел потерять.

– Ты знаешь, что такое амброзия? – после минутного молчания спросила Лея.

– Пища богов, – продемонстрировал знание древнегреческой мифологии юноша.

– Если ты ее съешь, то превратишься в..

– Бога? – закончил Кир. – Ни за что..

– Не в атланта, – отмахнулась Лея. – Это уже ваши фантазии. Ты станешь творением и со временем сможешь достигнуть нашего уровня. Но есть одна проблема…

– И какая же ? – полюбопытствовал Кир.

– Ее спрятали еще титаны, – помявшись, пояснила принцесса.

– И зачем вам амброзия, дети мои? – Лея поспешно обернулась и выругалась. В шаге от них материализовывался Гелиос.

*****

– Куда теперь? – спросил Арес, когда они появились под небом Олимпа.

– Не знаю, – Киру била крупная дрожь. – Куда угодно! Я хочу снять.. снять все это, – девушка судорожно рванула полу черного платья.

– Успокойся. Все хорошо, – тепло его рук, обнимающих ее, постепенно оттесняло воспоминания о холоде Гадеса. – Сейчас что-нибудь придумаю.

Голубые небеса Олимпа сменились розово-желтым небом одного из миров. Мягкие лиловые волны набегали на белый песчаный берег. В небе не было ни единого облачка. Кира восхищенно огляделась. Даже воздух казался сладким на вкус. После Гадеса этот Мир казался сказкой. Девушка сдернула с головы надоевшую диадему с вуалью и отшвырнула в сторону. За ними последовали и остальные украшения. Ей хотелось сорвать с себя всю одежду и смыть с себя пыль мертвого мира.

– Здесь можно плавать? – поинтересовалась Кира. – Меня никто не съест?

– Можно, – отозвался Арес.

– Хорошо, – Кира тем временем, закусив губу, путалась в шнурках и дергала ненавистное платье. Переступив через сброшенный наряд, она осталась в светло–серой короткой тунике, которую в качестве компромисса оставили ей слуги Аида

Море мягко качало ее на волнах. Солнечный свет, проникая в тело, стирал воспоминания о мире теней, возвращал силы и желание жить. Кира нырнула, а выныривая, прошлась ладонями по волосам и отряхнула руки, подняв фонтан брызг. Капли воды на секунду задержались в воздухе, образовав маленькую радугу, и упали в море. Бросив взгляд на берег, она невольно замерла, чувствуя, как по телу пробежала дрожь.

«Сейчас не время» предостерегла сама себя девушка «Нет, я потеряла остатки ума» с тоской констатировала Кира «Мы только что чудом вырвались из Гадеса. Неизвестно, чем еще кончится эта история. Я должна думать, как спастись. А я думаю только о том, как хочу прикоснуться к нему. Хочу, чтобы он обнял меня и никогда больше от себя не отпускал».

Она сама не поняла, только промелькнула мысль о том, что неплохо бы оказаться рядом с Аресом и..

- О-Ох! – она не удержалась на ногах. – Прости, я не хотела! Я же вся мокрая…

- Я заметил. – Арес согласно кивнул и окинул ее взглядом. – Сам себя не узнаю. Упускаю столь прекрасную возможность…Старею, наверное, -он погладил ее по щеке. – Как ты, Цирцея?

– Лучше. Хочу поесть, переодеться и набить морду Аиду. Кстати, а что будет с его шлемом? – Кира села на песок и пододвинула к себе проявившийся перед ней поднос с едой. – Спасибо.

– Не за что, – отозвался Арес. – Ничего не будет

– Но я видела, его схватил бог смерти.

– Согласно заранее утвержденному плану. Танат, конечно, не питает любви к олимпийцам, но никогда не откажется подколоть Аида.

– А я бы хотела, чтобы он действительно остался без шлема, – Кира вспомнила крик разбитого Зара, и в груди возникла сосущая пустота. – Аид разбил мое Зеркало.

– Твой мелкий пакостник в полном порядке, – заверил бог войны. – Его нашла Артемида, и восстановил Гелиос. Так, что не забудь сказать нашему всевидящему спасибо.

– Я до сих пор не могу поверить, что все уже закончилось, – Кира отставила бокал. – Мне кажется, что все это сон, и я сейчас проснусь в Гадесе. Я верила, что ты меня не бросишь там… но я боялась, что не выдержу… Арес, я ведь почти сдалась, – Кира бессознательно потянулась к нему и через секунду оказалась в кольце его рук. – Я больше всего боялась, что никогда тебя не увижу. Или что Аид отнимет у меня воспоминания о тебе.

– Ты опять к ней пристаешь? – рядом внезапно проявилась Афродита. – Кто просил так быстро исчезать?

– Стечение суровых обстоятельств, – отозвался бог войны, не выпуская Киру из объятий. – А в чем дело? Аид обиделся, что мы с ним не попрощались?

– Аид сказал, что устроит тебе крупные неприятности.

– Небось за Танатом долго гонялся? – прозорливо поинтересовался Арес.

– За Танатом гонялись все мы, – Афродита создала себе кресло. – Почему она перемещается?

– Понятия не имею, – соврал бог войны, пожимая плечами.– Спроси у Гелиоса. Он у нас самый умный.

– Спрошу, – покладисто кивнула Афродита. – Я позабочусь о Кире, а тебе, Арейон, я бы посоветовала поговорить с Зевсом до того, как ему изложит свою версию произошедшего Аид.

*****

Гелиос окинул стоящих перед ним с видом виноватых школьников Лею и смертного юношу и подавил желание рассмеяться.

– Ну так как? – поинтересовался он. – Будем отвечать на поставленный вопрос?

– Мы просто пошутили, – буркнула Лея. – Забудь, Гелиос.

– Девочка моя, – бог Солнца сделал паузу, – ты забыла одну мелочь. К всеобщему сожалению, я всевидящий.

– Гелиос, ты ведь ничего не скажешь папе, правда? – взмолилась Лея – пожалуйста. Мы ведь ничего пока не сделали.

– Когда сделаете, поздно будет, – заметил тот.

– Скажите, что произошло с моей кузиной? – внезапно вмешался Кир. Ни малейшего пиетета перед богом Солнца, он почему-то не испытывал. Более того, он его раздражал. – Ведь вы всевидящий. Где она?

– Последний раз, когда я ее видел, она исчезала вместе с Аресом. Так, что надо полагать сейчас с ней все в порядке. Я пришел поговорить о твоих приключениях в Гадесе, юноша.

– Я все вспомнил, – произнес Кир, не обращая внимания на предупреждающий пинок Леи. – и я готов все рассказать. Только пообещайте, что у Леи не будет неприятностей из-за меня и амброзии.

– Не будет, – Гелиос перевел взгляд на погрустневшее лицо принцессы, – если она сама себе их не устроит.

– Но ты же любил смертную, почему мне нельзя? – выпалила девушка и отвернулась – прости, – через секунду еле слышно произнесла она. Бог солнца долго молчал перед тем, как ответить.

– Если смертный сам приходит на Олимп, у него появляется шанс стать одним из нас.

*****

– Почему ты не вернешь меня в средний мир? – робко осведомилась Кира. Афродита жестом велела сесть на софу, а сама стала нервно ходить из угла в угол роскошно и со вкусом обставленной залы.

– Ты меня просто убила, – наконец, произнесла богиня.

– Прости, – Кира опустила глаза.

– Теперь еще и Аид с дурацкой версией о божественной любви! Все хотят моей погибели.

– Ты преувеличиваешь.

– Нет, я еще недоговариваю, Кира! Я жду. Всю правду, от начала и до конца.

– Но..

– Я вся внимание, – Афродита села и скрестила руки на груди. – По-моему, я заслуживаю от тебя откровенности. Начни с того, почему я застаю тебя в нежных объятиях Ареса.

– Он просто хотел меня успокоить. После Гадеса я была не в себе.

– Было бы похоже на правду, если бы я как следует не изучила тебя и хорошо не знала Ареса, – кивнула богиня. – Ты когда-нибудь уяснишь, что ему нельзя доверять?

– Почему вы все время стремитесь сделать друг другу гадость? – не выдержала девушка. – Я устала разрываться между вами.

– Остановись на мне, – отрезала Афродита.

– Но я люблю его, неужели ты не понимаешь?

– Лучше бы ты оставалась тем наивным ребенком, которым я тебя встретила.

– Лучше бы вы перестали грызться из-за того, что случилось много веков назад.

– Он ведь тебя не любит, – тихо произнесла Афродита, – тебе все равно?

Кира отвела глаза и оставила вопрос без ответа.

Начало тут

Продолжение