Голос вселенной

«Луч» медленно двигался в пустоте, черной и холодной. Маленький, одинокий корабль, с экипажем из четырех человек.

Все они, заблудшие души, обреченные на вечные скитания. Их родной мир пал жертвой существа, могущество которого вселяет ужас. Остальные планеты системы были так же захвачены, и для людей было опасно даже подлетать к ним.

Те, кто смог сбежать, вынуждены до конца своих дней скитаться по космическому пространству. Они уже не помнят, сколько лет длиться их путь сквозь тьму и звезды, но им очень хочется верить в то, что они не одни, что где-то ещё есть люди. Такие же странники, как и они.

В этот раз «Луч» забрался так далеко, как не забирался ещё никогда.

Аксель вел корабль сквозь астероидное облако. Ему уже много раз приходилось так делать. Он был пилотом столько, сколько себя помнил и мог без труда провести свой звездолет через любые преграды.

Его холодные голубые глаза внимательно следили за показаниями приборов. Каждый раз, сидя за панелью управления, он невольно думал о том, что его от ненасытной космической бездны отделяет всего лишь несколько сантиметров сплава, из которого был сделан корпус «Луча». Эта мысль неизменно вселяла в сердце Акселя страх. Он очень боялся потерять своих друзей и остаться в одиночестве.

Один на корабле, дрейфующем в бездне.

Справа от Акселя, в кресле второго пилота сидел Кардел. Светловолосый и бледнолицый мужчина, худой и высокий.

Кардел следил за связью и за радаром, непрерывно прощупывающим пространство вокруг. Его тонкие пальцы нервно отплясывали на подлокотнике.

Иногда, Кардел подавался слегка вперед, будто бы ожидая, что с ними вот-вот выйдут на связь. Но этого не происходило. Не происходило уже на протяжении нескольких лет, и можно было лишь удивляться тому, как связист ещё не растерял остатки надежды.

Позади комнаты управления, в медицинском отсеке, ярко освященном лампами, прятался Эстер. Это был маленький человек с черными волосами и измученным лицом. Таким, словно сон покинул его уже давно.

За долгие годы, проведенные в космосе, Эстер начал сходить с ума. Он мало спал из-за кошмаров, и частенько налегал на успокоительное. В своих рейсах через туманы сознания, Эстер часто видел бесформенные образы существ, пытающихся заговорить с ним.

Каждый раз, когда-то или иное создание оказывалось близко, Эстер просыпался и долго приходил в себя.

На корабле, он был не более чем пассажиром. У него не было профессиональных навыков, поэтому он помогал товарищам тем, чем мог. В данном случае, старался не мешать.

Четвертым членом команды была Мёрси. Рыжая девчонка, с озорными глазами. Она неплохо разбиралась в системах корабля и в случае чего могла произвести быстрый ремонт. Но это требовалось только в крайнем случае.

«Луч» был кораблем нового поколения. Такие умели сами ремонтировать себя в случае необходимости. Оператору надо лишь страховать умную машину, изредка снимая показания.

Но «Луч» был в космосе уже слишком долго. Его системы работали исправно и не требовали излишнего контроля, но из-за гнетущей атмосферы и отсутствия каких-либо других дел, команда, то и дело наблюдала все ли в порядке с кораблем.

Мёрси находилась в реакторном отсеке и проверяла, насколько эффективно работает «сердце» корабля. Она так увлеклась, что не сразу откликнулась на голос Кардела. Связист возбужденно тараторил, что с ними, наконец, вышли на связь.

Бросив свои дела, девушка тут же кинулась в комнату управления. В коридоре, она едва не столкнулась и Эстером.

Аксель и Кардел застыли в напряжении, когда в комнату вошли остальные. Из динамика, на панели связи доносились неразборчивые звуки вперемешку с обрывками слов, смысл которых был не ясен из-за плохого качества передачи.

Связист отчаянно пытался настроить качество связи, нажимая, казалось на все кнопки сразу. Наконец, неразбериха сменилась на вменяемую речь, и можно было с легкостью разобрать сообщение.

Это была просьба о помощи. Качество передачи все ещё хромало, поэтому голос, доносившийся из динамика, звучал жутко и бесчеловечно. Но, хотя бы, разборчиво.

В сообщении говорилось о «Спруте», корабле старого типа, который в былые времена был любимым пиратским транспортом.

Его экипаж погиб, и в живых смог остаться лишь корабельный врач, который отчаянно звал на помощь.

Из-за серьезных неполадок, «Спрут» не мог летать, и единственный выживший оказался заперт внутри него.

Получив координаты, экипаж «Луча» принял решение немедленно отправиться на помощь.

Аксель активировал межпространственный двигатель, и корабль нырнул в раскрывшуюся перед ним воронку.

Все закончилось спустя несколько секунд. За это время перед глазами пронесся свернутый космос, в котором привычные вещи потеряли не только свою форму, но и очертания.

«Луч» выскочил из воронки на безопасном расстоянии от серо-голубой планеты, окутанной спиралью из космической пыли.

Отражающийся от её атмосферы свет падал на застывший в пространстве корпус «Спрута».

Пиратское судно было в несколько раз больше «Луча», и во столько же раз древнее.

Системы саморемонта на нем не было и экипажу приходилось всё чинить своими руками.

Возможно, в то время люди гораздо больше понимали в кораблях чем сейчас, но остаться наедине со звездами вот на таком судне, было бы довольно экстремально.

- Интересно, что у них там произошло. – Мёрси, как всегда думала вслух. Долгие скитания приучили её, вдобавок к этому, разговаривать саму с собой, чтобы не было так скучно. В конце концов, Аксель и Кардел слишком замкнуты и не любят говорить, а Эстер медленно сходит с ума, чем только отпугивает немногочисленных окружающих.

Нажав нужные кнопки, Кардел запустил сканеры, в задачу которых входило дать экипажу «Луча» максимум информации об их находке.

Ожидание было не долгим и вскоре над голографической панелью, появилось оранжевое трёхмерное изображение «Спрута».

Корабль действительно был похож на морского обитателя. Он представлял собой нечто вроде сферы с множеством щупалец, которыми и захватывались другие корабли. По сути «Спрут» являлся абордажным судном, с большим экипажем, и представлял не малую угрозу для неосторожных путешественников, но сейчас он был лишь очередных мертвым кораблем.

Правда, с единственным выжившим на борту.

Результаты сканирования показали, что все системы «Спрута» мертвы. По неизвестным причинам перестало работать абсолютно всё, от системы жизнеобеспечения до аварийного реактора. Словно кто-то разом выключил целый корабль.

- Как тогда с нами связались!? – удивился Кардел. Ответом ему послужило напряженное молчание.

Помимо этого, сканирование дало знать, что на «Спруте» нет ни одного спасательного модуля. Это значит - для того чтобы выжить, необходимо облачиться в скафандр и ждать до тех пор, пока тебя либо не спасут, иначе ты умрешь.

После данных сканирования систем корабля, на голограмме появились результаты биосканирования.

Когда сканер показал полное отсутствие живых объектов, команда «Луча» и вовсе затаила дыхание.

- Не успели… - прошептал Аксель.

Какое-то время, команда провела в молчании. Единственный выживший, чудом связавшийся с ними не дожил до своего спасения. Интересно, насколько «Луч» опоздал. Аксель ведь тут же направил корабль по полученным координатам. И всё напрасно.

Теперь, всё что могла команда «Луча», это обследовать мертвый корабль на предмет ценностей, и по возможности разузнать, что же произошло со «Спрутом» и его экипажем.

Стыковка прошла успешно.

Облачившись в скафандры, Аксель, Мёрси и Эстер остановились у входа на борт погибшего судна. Кардел остался на «Луче», чтобы держать связь. Быть может корабельные сенсоры смогут поймать ещё какие-нибудь голоса, летающие по пустоте.

Связист пожелал товарищам удачи, и Мёрси открыла круглую дверь, ведущую во тьму. Стоило двери открыться, как исчезла гравитация. Эстер вдруг схватился за голову и неуклюже завис в воздухе.

Мёрси вздрогнула от неожиданности, а Аксель бросился к нему, чтобы помочь.

- Голова что-то закружилась – объяснил Эстер, когда пришел в себя.

После этого команда двинулась вглубь корабля. Они, молча, плыли по темным коридорам «Спрута», внимательно глядя по сторонам. Приборы ночного зрения, встроенные в шлем, давали глазам прекрасно видеть в окружающем мраке, но смотреть тут было не на что.

Всё вокруг выглядело брошенным, словно тут уже давно никто не появлялся. Мертвая тишина была настолько неестественной, словно из своего корабля Аксель, Мёрси и Эстер шагнули в иной мир.

Первое тело они обнаружили в столовой. Оно прибилось к потолку, и было сильно повреждено выстрелами. Двое других висели посреди комнаты отдыха, а ещё четверо были найдены в медицинском отсеке. И того семеро.

Все найденные люди были убиты. Кто-то был застрелен, кого-то зарезали, а кому-то и вовсе сломали шею.

Аксель, как и остальные, старался держать себя в руках. Он уже видел подобные корабли, которые замерли среди пространства с мертвецами на борту. Такое случается, и причины могут быть различные.

Слухи о людях, ушедших в космос, и потерявших там свой рассудок появились ещё сотни лет назад.

Говорят, что от длительного пребывания в пустоте, человек начинает слышать в голове странные голоса, которые сводят его с ума. Некоторые думают, что это космос начинает общаться со своими гостями, но те не могут понять его язык, и у них едет крыша.

Но одно дело слышать о таком, а другое дело видеть своими глазами.

- Неужели они все спятили? – это была Мёрси и её мысли вслух. Когда она обращалась конкретно к кому-то, то звала его по имени. В противном случае на её высказывания обычно не отвечали.

Спустя ещё полчаса осмотр «Спрута» был почти завершен и все трое остановились перед дверью ведущую в комнату управления кораблем.

Затаив дыхание, Аксель нажал на кнопку, и круглая дверь ушла в сторону.

От неожиданности Мёрси вскрикнула, а Аксель попытался попятиться назад, но в невесомости, он просто беспомощно забарахтался. Спокойным остался лишь Эстер.

В просторном помещении над погасшими консолями висели ещё семь человек. Они все были расстреляны. Среди убитых, один был облачен в скафандр, и в его руке был зажат пистолет. Аксель был готов поспорить, что именно из него были убиты члены экипажа.

- Аксель – вдруг заговорила Мёрси, которая осматривала комнату через тепловизор – пистолет ещё теплый. Из него стреляли совсем недавно.

- Какого черта? – Аксель подобрался к телу в скафандре и осмотрел его. Это оказалась женщина, погибшая от выстрела в голову. Всё выглядело так, словно она сама прострелила себе череп.

- Она умерла последней. – решила Мёрси – Её тело ещё теплое. Словно она застрелилась всего несколько минут назад.

- Видимо она и вышла с нами на связь. Но как, черт подери?

Аксель выругался и стал дальше осматривать комнату управления. Мёрси забрала пистолет из руки неизвестной и присоединилась к пилоту.

- Ребята – голос Эстера прозвучал так неожиданно, что Мёрси, под скафандром, вся покрылась мурашками.

- В чем дело? – спросил Аксель, не отрываясь от осмотра.

Эстер молчал какое-то время, разглядывая свои ладони. Наконец он сдавленно произнес:

- Мне что-то нехорошо. Можно мне на ваш корабль?

Аксель не возражал. Мерси тоже. Здесь было жутко и не было ничего, на что стоило бы смотреть. Можно было бы уйти всем вместе, прямо сейчас, но упрямство Акселя не давало ему просто взять и всё бросить. Должно же быть здесь хоть что-то, стоящее внимания.

Эстер удалился, оставив товарищей заниматься делом.

Ещё несколько минут Аксель и Мёрси осматривали помещение, как вдруг, под самым потолком, пилот увидел небольшой прямоугольный прибор, но корпусе которого горела маленькая красная лампочка.

Он быстро приблизился и схватил его рукой. Прибор оказался старым, но он не зависел от систем корабля и поэтому все ещё был в рабочем состоянии.

- Что это, Аксель? – поинтересовалась Мёрси.

Устройство напоминало нечто вроде старого музыкального плеера. Мёрси нажала на кнопку сбоку и его экран ожил.

Заряд был почти на нуле, и внимание привлекала звукозапись, которая проигрывалась вновь и вновь. Запись была озаглавлена датой и временем, и судя по последнему, была записана всего пятнадцать минут назад.

- Это дневник – догадался Аксель, подключая свой шлем к устройству, чтобы прослушать записанное. Мерси подключилась к шлему своего товарища и оба замерли, слушая записанный женский голос, который периодически прерывался.

…мы экипаж судна «Спрут» …

…сегодня получили сигнал бедствия…

…мы прибыли по полученным координатам, но воронка выбросила нас в пустоту. Здесь не было ничего…

…Грею, нашему механику стало плохо. Он почувствовал головокружение и упал. Спустя несколько секунд он поднялся и сказал, что все в порядке…

…Грей взял пистолет и открыл огонь. Нам пришлось защищаться и Корвак, наш капитан, застрелил его…

…Корвак почувствовал себя нехорошо. Он сказал, что у него вдруг закружилась голова…

…Через пять минут, по приказу капитана, мы собрались в комнате управления…

…Корвак вошел и начал стрелять в нас. Я выстрелила в ответ и…

…Вдруг я ощутила, как закружилась голова. Я упала на пол и услышала странный голос. Он был внутри меня, этот голос, он сводил с ума…

…Что-то было в моей голове...

…Я решила вывести корабль из строя, умертвить все его системы, чтобы он не смог никуда улететь…

Постепенно, женский голос на записи стал меняться, лишаясь всех признаков человечности.

…этот голос, он не дает покоя, ему нельзя сопротивляться, я не могу больше, я знаю, что нужно сделать…

С ужасом Аксель и Мёрси взглянули друг другу в глаза. Голос в конце записи был им знаком. Именно этот голос вышел с ними на связь, именно он звал их сюда, к погибшему судну.

- Эстер! – вдруг опомнился Аксель – Кардел, ответь! Кардел!

Ответа не было.

Молчание в эфире вдруг было прервано вибрацией означающей, что произошла отстыковка.

«В один из иллюминаторов, Аксель и Мёрси увидели, как их корабль разворачивается прочь от умершего «Спрута», а рядом с его крылом плавает тело Кардела.

Перед тем, как «Луч» исчез во тьме, в динамиках их шлемов раздался леденящий душу голос, лишенный последних капель человечности, голос чужой и жуткий. Разобрать его было уже невозможно.