Маска голода

Фэйд не мог вынести ожидание. Он расхаживал по небольшой комнатушке заваленной всяким хламом, на третьем этаже башни, и постоянно бросал нетерпеливые взгляды в окно, в ночную тьму.

Мрачная луна висела над пустыней. В такое время по окрестностям рыскали лишь хищники и парням, стоящим сегодня в карауле, можно было лишь посочувствовать.

Лагерь, который разбили наемники, был вполне надежным, но их главаря все равно что-то беспокоило.

Фэйд и его люди находились в землях скьенти уже шестой день, и всё это время было слишком тихо. Пролилось слишком мало крови.

За исключением нападений арахнидов, которые унесли жизни четырех человек, лишь двое погибли от рук здешних хозяев. Да и то, погибли они только из-за собственной глупости. Фэйд ведь всех предупреждал, что на чужой земле нужно держаться вместе.

Скьенти, каннибалы, об их дикости в северной части пустыни проскальзывало несколько слухов, и если им верить, то дикари давно бы уже должны показать, что они не рады гостям, тем более столь многочисленным.

Фэйд сделал ещё пару шагов, затем остановился рядом с тяжелым деревянным столом и взял стоящую на нем полупустую бутылку с самогоном. Сделал два глотка, дождался пока жидкость обожжет горло и сделал ещё один.

Наемники разбили свой лагерь недалеко от поселения скьенти. Там, в глубине их деревни был построен храм крови и поклонения Хаддар – Монгу, демону голода и, как ни странно, плодородия. По слухам, скьенти поклонялись ему и стерегли один из его артефактов – Маску голода. Один колдун, как-то проболтался Фэйду о том, что обладатель маски получит способность жить вечно, а главное, власть над демонами.

Фэйд был одержим этим артефактом, он очень хотел завладеть им и готов был принести любые жертвы, ведь при помощи маски он возвыситься над смертными, будет способен поставить своих врагов на колени, и, возможно, основать своё собственное королевство. Уж тогда-то каждая живая тварь в этом мире зауважает его и не придется никогда, ничто и ни у кого выпрашивать. Он будет просто брать и наслаждаться.

Фэйд поднял бутылку на уровне своих серых глаз и в стекле отразился один из скьенти, который бесшумно, через окно, пытался пробраться в комнату. Фэйд не поворачиваясь, смотрел как облаченный в одну лишь набедренную повязку, с ножом в зубах, каннибал осторожно ступает на каменный пол и его рука тянется к рукояти оружия.

Мгновение и дикарь срывается с места, прыгает, занося нож для удара. Выждав момент, Фэйд резко развернулся и ударил скьенти бутылкой по голове. Во все стороны полетели осколки и брызги самогона. Дикарь неуклюже рухнул на пол.

Разгневанный наглым нападением разбойник схватил противника за длинные волосы и рывком поставил на ноги. Фэйду очень хотелось сломать ему как можно больше костей, перед тем как вышвырнуть из окна. Дикарь не сопротивлялся, удар оглушил его, и кровь заливала его расписанное племенными знаками лицо.

Одной рукой, главарь, придерживал скьенти, а другой уже готовился с размаху ударить его в ребра, как вдруг заметил на подоконнике ещё одного.

Фэйд пихнул раненого противника в его товарища, надеясь, что они оба вылетят с третьего этажа, но новый враг оказался расторопным и ушел в сторону, давая сородичу беспрепятственно перевалиться через подоконник и упасть вниз.

Дикарь был так же вооружен ножом, но на его лице и теле было больше татуировок, и они выглядели гораздо сложнее тех, что были на первом. Таких Фэйд ещё не видел.

Вдобавок к этому у него за спиной была кожаная сумка, в которой лежало что-то кровоточащее.

Скьенти успел сделать лишь один неточный выпад своим оружием и дверь в комнату распахнулась. На пороге показался здоровенный мужик в рваных штанах, тяжелых сапогах и здоровенной секирой в обеих руках. Скьенти быстрым движением снял с себя сумку и бросил её здоровяку с секирой, а сам кинулся к окну, но Фэйд незамедлительно вытащил из-за пояса свой нож и метнул дикарю в спину. Враг упал, не добежав до спасительного окна всего несколько шагов.

Главарь подошел к телу убитого, вытащил нож из его спины и повернулся к здоровяку.

- Что за хрень, Грон?! – резко спросил он – Мне и выпить нельзя спокойно.

- Часовые с южной стороны лагеря мертвы – с опаской ответил здоровяк – как только я обнаружил это, сразу бросился к тебе.

- Что в сумке? – спросил Фэйд, уже догадавшись.

Грон вытряхнул на пол содержимое. По холодному камню покатились две головы. В посиневшим лицах Фэйд узнал двух своих разведчиков, посланных в деревню скьенти, оценить обстановку.

Главарь сжал кулаки и бросил на Грона разгневанный взгляд.

- Какие будут дальнейшие указания? – Спросил наемник.

- Готовь людей. Как только первые лучи солнца разгонят ночных хищников, мы нападем и порубим это отребье.

Остаток ночи Фэйд не спал. Он знал, что беспокоиться не о чем, чувствовал это, но все ровно не спал. Когда свет солнца озарил горизонт, в комнату, без стука, вошел Грон.

- Все готово босс, можно начинать.

Фэйд не удостоил своего первого помощника ответом. Молча поднявшись с деревянного стула, он взял со стола меч в кожаных ножнах и вышел из комнаты.

Рядом с башней ждали его люди. В общей сложности человек тридцать, небольшая банда, опытные бойцы. Вооружены были преимущественно мечами, топорами и копьями. У некоторых были арбалеты. Защищены наемники были слабо. Ни на одном не было доспеха. Лишь штаны, сапоги и пара накладок из кожи. На некоторых короткие плащи или рубахи. Оборванцы, но эти оборванцы все как один умели воевать.

Фэйд был защищен лишь от пояса до колен набедренной повязкой, его черные волосы были собраны в коротенький хвост и перевязаны красной лентой, на руках браслеты и небольшими шипами, к поясу прилажены ножны с мечом и ножом. Главарь оглядел воинов, его взгляд скользнул по какой-то длинной змееподобной гадине, зарывшейся в песок недалеко от людей, после этого он дал команду выдвигаться.

До поселения скьенти было недалеко. Разбойники передвигались легким бегом, с опаской поглядывая по сторонам. В песке, под ногами и не только, можно было увидеть кости людей и не людей, а также оружие или части доспеха, уже старые и негодные.

Спустя несколько минут Фэйд увидел на песке нижнюю часть человеческого тела, лежащую в луже почти впитавшейся в песок крови. Судя по рисункам на коже, это был скьенти.

- Видать пустынная акула поработала – Грон бросил быстрый взгляд на останки.

Пустынные акулы, большие твари, были одними из опаснейших созданий в этой местности. Вокруг были тонны песка, как раз там они и находили убежища. Когда Фэйд и его парни разбивали лагерь в старой башне, им пришлось убить одну, видимо отбившуюся от стаи, и этот бой унес жизни четырех бойцов.

Умные, эти акулы всегда охотились группами по пять шесть особей, и могли бы доставить немало проблем, пожелай они поохотиться. Но утро — это не их время. Солнце ненавистно им так же наемнику пустота в кошельке.

Деревня скьенти была в пол сотне шагов от Фэйда и его людей. Никто из дикарей не спал, все мужчины племени, способные драться стояли полукругом в две шеренги. Они ожидали, знали, что к ним нагрянут.

Их поселение находилось у подножия небольшой горы, именно в этой горе и был построен храм Хаддар – Монга.

- «В глубине деревни построен храм» - в голове Фэйда проплыли слова одного из путников, который рассказывал ему об этой деревне.

Глава разбойников усмехнулся. Дикарей, было около пятидесяти, но это только те, которых видно. Остальные попрятались, как Фэйд подозревал, в храме.

Воины скьенти были вооружены копьями и ножами. Единственное что могло нарушить планы так это их превосходящая численность. Но Фэйд был готов рискнуть. Он знал, что его люди пойдут за ним, потому что им, как и ему терять нечего. Завладев маской, Фэйд определенно получит репутацию, власть, известность, а дальше и все остальное. Так он считал. Этого он жаждал больше всего. Уважение и сила.

Когда между разбойниками и дикарями оставалось приблизительно шагов двадцать, Фэйд дал команду, а скьенти бросили в нападающих копья. Разбойники ожидали этого и вовремя рассредоточились, поэтому лишь один из них оказался легко задет. Фэйд первым скрестил оружие с врагом, и через несколько секунд от его меча погибло трое.

Грон постоянно был рядом и страховал главарю спину. На теле здоровяка уже кровоточило несколько порезов, но для него это было не страшнее комариного укуса.

Скьенти пользовались преимуществом в числе и нападали небольшой толпой на одного, постепенно сокращая число разбойников, но люди Фэйда прижались спиной к спине и успешно отражали атаки каннибалов.

- Ещё немного! Поднажмем! – орал главарь, чувствуя, что победа уже близко.

Дикари не собирались отступать. Они стояли насмерть, бились как псы.

Когда последний из скьенти был убит, Фэйд перевел дух и оглядел своих парней. Их осталось шестеро, вместе с главарем. Все были ранены, но не серьезно. Грон был жив и перевязывал себе глубоко порезанное плечо куском ткани.

- И так, – отдышавшись, сказал Фэйд, оглядывая своих людей. Его лицо было в чужой крови, – осталось лишь зайти в храм и взять то зачем мы пришли.

- Нас чуть всех не перебили – пожаловался один из бойцов, державшийся за раненый бок.

- Чуть-чуть не считается, – резко ответил главарь – или ты намерен остановиться на полпути?

- Он лишь хочет сказать, что это было весьма рискованное мероприятие – вступился Грон, закончивший перевязку – раньше мы теряли максимум двоих-троих, когда шли на дело, а теперь? Мы даже план толком не продумали. Раньше ты не позволял такого, Фэйд!

- И что же ты раньше-то молчал?! – разозлился главарь – Слушать сюда! Раньше я осторожничал, и мы были не с чем! Да, нас было много, но толку ноль! У нас не было ни уважения, ни богатства! Мы были никем! Помните!? А теперь, пусть нас и осталось мало, но у нас вот-вот окажется демонический артефакт, и с его помощью нам не нужно будет скромничать, и уступать дорогу более сильным! Мы заживем новой жизнью!

Повисла тишина. Никто не решался произнести ни слова в качестве возражения. Во взгляде Фэйда была одержимость, он был готов идти до конца, и это вселяло страх в сердца его товарищей.

- Пошли уже возьмем эту маску – вдруг сказал Грон и Фэйд, улыбнувшись, кивнул в сторону входа в пещеру.

Вход был не защищен, и бандиты беспрепятственно вошли внутрь. Пройдя немного вглубь, они увидели свет, излучаемый факелами. В помещении храма находилось порядка восьмидесяти человек. Женщины, дети, старики и ни одного воина. Когда Фэйд и его люди ступили на гладкий каменный пол просторного храма, никто из дикарей даже не пошевелился. Все они замерли, стоя на коленях, склонив головы.

Фэйда ждало разочарование, когда он понял, что преклонились дикари не перед ним. На здоровенном троне, у дальней стены храма, восседал большой толстый демон с небольшими рогами и длинным хвостом, которым он иногда хватал и притягивал к своей огромной пасти приглянувшихся скьенти.

У ног демона уже лежало несколько объеденных тел, или вернее того что от них осталось. Кровь широкой полосой стекала по ступеням на пол. В храме стояла тишина, слышно было лишь противное чавканье демона. От того как он пожирает дикарей разбойникам стало не по себе, но ни один из них даже и не подумал бежать или напасть на тварь.

Хвост демона со свистом обхватил шею одного из дикарей, ребенка, лет семи и притянул его к себе. Никто из взрослых даже не пошевелился, дикари были словно статуи. Демон поднес мальчишку, который даже не кричал и не вырывался, к своей зубастой пасти, открыл её и сунул внутрь.

Разбойники замерли от ужаса, глядя на то, как демон пережевывал его. Из его пасти текла кровь, стекая по подбородку, на здоровое пузо.

Одного из бандитов вырвало, и он со звоном выронил меч. Фэйда это привело в чувство, демон перестал жевать и выплюнул обгрызенную голову ребенка на пол

- Emok tara – сказал демон, глядя на Фэйда.

Лидер бандитов отступил.

- Подойди тварь! – он заорал, но теперь уже на людском языке.

Голос демона разнесся словно гром. Грон, пришедший в себя и окончательно осознав, что происходит, схватил Фэйда за плечо.

- Уходим, быстро! - крикнул он, но лидер не послушал его.

Главарь медленно, с опаской направился к сидящему на троне демону, который уже ерзал от нетерпения.

- Фэйд! – окликнул его Грон, но внезапно люди, что находились в храме, как по команде взялись за ножи и бросились на разбойников. Храм наполнился криками, мужскими криками. Когда Фэйд, в ужасе обернулся, он увидел, как одна из женщин отрезала, Грону голову. Остальных его товарищей ждала участь не лучше. Наемников буквально рвали на части.

От криков и запаха крови стало дурно. Мужчина, шатаясь, повернулся к демону.

- Я Хаддар – Монг, – почесывая пузо, проговорил он – Что тебе здесь нужно?

Фэйд понимал, что выхода нет. В нескольких шагах от него сидит демон, а выход из храма перекрыла толпа, убившая его людей.

- Мне нужен твой артефакт – переборов дрожь в голосе ответил мужчина.

- Маска голода – помедлив, проговорил демон, после чего добавил – ну так забирай её, кровавая дань уже уплачена.

Человек молчал. Хаддар – Монг выжидающе смотрел на него. Маска находилась на алтаре, украшенном человеческими останками, на костяной подставке, рядом горело несколько свечей и стояло три чаши с кровью.

В одной из них Фэйд увидел человеческие глаза, в другой зубы, в третьей плавали языки. Сама же маска выглядела как большая пасть усеянная множеством зубов. Омерзительный алтарь заставил Фэйда отшатнуться.

- Чего же ты ждешь смертный? – спросил Хаддар – Монг – Ты хотел силы? Вот она, на расстоянии вытянутой руки! Чего тут думать?

- Почему ты позволяешь мне взять её? – Осторожно спросил человек.

- Потому что хочу. – Ответил демон – Хочу ещё раз взглянуть, сколько боли и страданий она принесет, и потому что тебе есть против кого её использовать.

Фэйд снова повернулся к алтарю, протянул руку к артефакту, коснулся его. На мгновение ему показалось, будто маска ожила, её пасть открылась и попыталась откусить человеку палец. Фэйд отдернул руку и услышал у себя за спиной противный демонический смех.

Резким движением мужчина схватил маску и одел её. Лицо тут же обожгло, словно раскаленным железом. Бандит чувствовал, как плоть сгорает, слышал, как она шипит, но ничего не мог с этим сделать. Фэйд упал на пол, начал кричать и извиваться от нестерпимой боли, а демон смеялся все громче.

- В чем дело!? Что происходит!? – орал человек, пытаясь сорвать с себя маску.

- Маска становиться частью тебя. – Ответил демон – Она принимает твои жертвы, и вскоре ты получишь шанс воплотить свои желания. У тебя может быть всё что ты захочешь, но сможешь ли ты этим воспользоваться.

Теперь маска- часть тебя, как часть тебя и её вечный голод.