История кафе Абрикосовъ на Невском проспекте

На Невском, 40 работает историческое кафе «Абрикосовъ», выросшее на месте бывшего кондитерского магазина «Товарищества А. И Абрикосова Сыновей», открытого здесь в 1906 году. В честь славных предков здесь даже открыт небольшой музей, где можно познакомиться с историей именитой династии. Или просто выпить чашечку кофе под сводами старинного деревянного потолка. Antenna Daily вспоминает историю этого места.

В начале XX века большой известностью пользовалась кондитерская московского купца Абрикосова с интерьером в китайском стиле. Кондитерская славилась глазированными фруктами, шоколадными фигурками в разноцветной фольге и сюрпризами в подарочных коробках – всем тем, чем была известна по всей России гигантская империя «Абрикосова и сыновей».

Товарищество входило в тройку крупнейших российских кондитерских предприятий, наряду с «Эйнем», «Сиу и К». Компания имела фабрику в Москве на Малой Красносельской улице, сеть фирменных розничных магазинов и оптовые склады в обеих столицах, на Нижегородской ярмарке, в Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, филиал фабрики в Симферополе и сахарный завод.


В 1899 году товариществу было присвоено почётное звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества», с правом изображения на упаковке своих изделий соответствующего знака. В начале XX века магазин товарищества открылся на Невском проспекте. К началу XX века товарищество было громадным по тем временам предприятием: 2000 работников, 400 тонн карамели, конфет, шоколада и бисквитов в год. Годовой оборот — 2 526 240 руб. В начале 20 в. в цехах зажглось электрическое освещение. Фабрика была оснащена новейшим оборудованием. Она имела, помимо производственных цехов, упаковочный, где разрабатывались специальные виды упаковок.

Занимались Абрикосовы и чайным бизнесом. Передав фабрику сыновьям, Алексей Иванович  приобрел 50% акций чаеторговой фирмы «Братья К. и С. Поповы». Поповы были в родстве с женой Алексея Ивановича. В то время в чайном бизнесе лидировали купцы Перловы, и без финансовых вливаний конкурировать с ними было невозможно. Алексей Абрикосов не просто инвестировал деньги в чайную торговлю своих родственников, но, по обыкновению, лично занялся усовершенствованием бизнеса. Он придумал новую, более дешевую и быструю схему доставки чая из Китая — не через Сибирь, а по морю. А поскольку для импортных операций были необходимы английские фунты, фирма открыла свое представительство в Лондоне. Руководил им  сын Алексея Ивановича — Сергей.

В итоге компания «Братья К. и С. Поповы» стала собственностью Абрикосовых, и словосочетание «чай от Абрикосова» стало таким же синонимом качества, как «коньяк от Шустова» или «булочки от Филиппова».

В середине XVIII века на этом месте находились императорские конюшни. По личной просьбе ювелира императорского двора О. Лазаряна и на его же деньги тут была построена Армянская церковь и доходные дома рядом с ней.

В 1823–1835 годах в доме 40 жил граф М. М. Сперанский. Здесь он завершил создание Полного собрания законов и Свода законов Российской империи. В 1835–1837 годах один из домов был перестроен, и ему надстроили еще один этаж. В 1860–1863 годах в одном из домов работала редакция журнала «Библиотека для чтения». С 1878 года здесь же работали крупный книжный магазин А. С. Суворина, контора газеты «Новое время». В начале XX века в доме работал Русско-французский коммерческий банк.

До Абрикосова здесь находилось «Кафе де Франс» (изящная отделка его интерьеров — ранняя работа архитекторов В. А. Щуко и А. И. Таманова). После революции сюда въехали Северо-западное отделение редакции и контора московской газеты «Экономическая жизнь», магазин и библиотека «Новой книги».

В пушкинские времена в доме №40 по Невскому пр. находилась популярная кондитерская Андре Амбиеля. Позднее ее купил Иоганн Люций Излер, сумевший поднять заведение на новый уровень. Его кондитерская стала излюбленным местом петербургской знати 1840-х гг. — посетителей привлекали знаменитые излеровские пирожки. В обычные дни выпекалось по четыре сорта пирожков, в зависимости от дня недели. Каждому из этих сортов давались шутливые названия: на вторник, например, приходились такие — «Просто прелесть!», «Мал золотник, да дорог!», «С вариациями», «На здоровье!». Пирожками Излер не ограничился.

Вот что писала о его заведении «Северная пчела»:

«Как здесь все превосходно устроено, как все приноровлено к потребностям холостяка! В первой комнате — магазин конфект. Для табачных курильщиков — особое отделение. Для желающих выпить чашку кофе или шоколада, покушать мороженого — особо прекрасная комната, а для обеда, завтрака или ужина в большой зале поставлены отдельные столики. Прислуга исправная, одетая однообразно, чисто, в платье особого покроя. Отличный повар поддерживает честь заведения, вина — лучшие, и все по цене самой умеренной, так что холостяк может… наслаждаться за безделицу всем, что доставляет у себя дома огромное богатство… Ресторан г. Излера посещается людьми образованными, и вы можете услышать здесь толки о литературе, художестве и театре…»

О том, что заведение Излера, действительно, не обходили стороной литературные веяния, можно узнать из объявлений, помещаемых все в той же «Северной пчеле», например:

«На Невском проспекте, в многолюдной кондитерской Излера, всенародно вывешено великолепно-картинное объявление о «Петербургском сборнике». На вершине сего отлично расписанного яркими цветами объявления, по сторонам какого-то бюста, красуются, спиною друг к другу, большие фигуры Макара Алексеевича Девушкина и Варвары Алексеевны Доброселовой, героя и героини романа г. Достоевского „Бедные люди». Один пишет на коленах, другая читает письма, услаждавшие их горести. Нет сомнения, что подвигнутый этим картинным объявлением «Петербургский сборник» воспользуется успехом, отнятым у него покамест завистию и несправедливостию»(Северная пчела. 1846. 1 марта. № 48. С. 191).